ЛИТПОЭТОН-КОНКУРС

Литературные конкурсы. Призы, обзоры, комментарии. Сайт альманаха "Гражданинъ"

Обзор конкурса – “Горячее лето”

Размышления о конкурсе «Горячее лето»

Да, сразу предупрежу: это не обзор конкурса. Данный очерк лишь размышления об этом поэтическом соревновании.

Итак, что я увидел и о чём подумал?
В конкурсе приняло участие более 30 авторов, среди которых я заметил несколько уже известных имён в отечественном литературном сообществе. Наверное, не только любопытство привлекло их на эту новую конкурсную площадку. Здесь можно сравнить своё мастерство стихосложения с работами других поэтов. И это хорошо, и это правильно.

Кстати, судейство здесь честное до абсолютной прозрачности. Члены жюри не знают авторов стихотворений и не знают оценок других судей. Прочитали стихи, пораздумали, оценили, поставили баллы. Далее электронный мозг подсчитывает среднюю оценку от суммы баллов всех членов жюри. Вмешаться в это автоматическое действие невозможно. Всё честно. Но справедливы ли результаты? Вот вопрос. И можно долго спорить об этом, но найти единственно верный ответ нереально.

Считаю, что в этом первом конкурсе результаты не совсем справедливы. Дело вот в чём. Каждый судья в отдельности ставит оценку в меру своей субъективности, но средняя оценка получается вполне объективной, так как вбирает в себя всё разнообразие субъективных оценок. Это понятно и это логично. Однако не учитывается один важный момент. А получают ли члены жюри перед началом судейства критерии, по которым оцениваются стихи? К сожалению, нет. Вы скажете: а как же условия конкурса? Это не критерии. Это фильтр для отбора произведений во 2 тур. С этим фильтром работает модерация. В следующем конкурсе у членов жюри обязательно должны быть критерии оценки стихотворений.

Какими они могут быть? Перечислю основные.

1 Духовно-нравственная основа.
2 Художественность текста.
3 Гармония формы и содержания.
4 Сила воздействия на чувства и воображение.
5 Неповторимость авторской индивидуальности.

Самое простое, что обязательно должны оценивать члены жюри: точное отражение темы конкурса в стихах; поэтика (техника стихосложения);
уровень поэзии в содержании текста.

Могут быть и такие критерии оценки стихотворений. Во-первых, это – талант (дар божий). Есть он у автора и в какой доле. Второе – мастерство (знание мировой литературы и ее законов). Третье – уровень эмоциональности, без которой поэзия сохнет и умирает. Далее – ассоциативно-образный метод автора. Еще – индивидуальность (шарм автора). И последнее – мировоззренческая позиция автора. Да-да, и это тоже!

На мой взгляд, в творческом плане конкурс дал весьма любопытную пищу для размышлений.

Во-первых, никто из авторов не опустилось ниже нижнего предела. Иными словами, даже самые любительские произведения, которые прошли во 2 тур после модерации, показали, что их авторы всё-таки умеют сочинять стихи. Кстати, таких любительских работ было немного. Основной костяк произведений был на довольно приличном уровне техники стихосложения, однако не обошлось без сбоев и ляпов.

Во-вторых, надо признать, что большинство авторов старались правильно выполнить все условия конкурса, т.е. не отнеслись к конкурсу формально. Никто не вынимал старые тексты из сундука и не занимался их переделкой. А если что-то и было, то в глаза эти хитроумные операции не бросались.

В-третьих, несколько стихотворений могли бы войти в золотой фонд современной русской поэзии. К примеру, такие стихи, как «Есть ответ. И нет ответа» (автор Гоша Спектор) и «Велосипед» (автор Лидия Вдовченко), стали украшением конкурса «Горячее лето». И подняли планку творческих работ на будущее!
 
Все конкурсные произведения я разделил бы на три условные группы.
 
***
 
Первая группа. Это вполне профессиональные стихотворения, которые, можно сказать, избежали серьёзных погрешностей в поэтике, отразили тему конкурса и привлекли к себе внимание талантом их авторов.
 
1 группа
 
Илина Гумер «Репортаж онлайн»
Алексей Казанцев «Солнце в рюкзаке»
Софья Герман «Ты был на сцене…»
Лидия Вдовченко «Велосипед»
Татьяна Бойко «Дождусь!»
Елена Сомова «Напротив соловьиных островов»
Ольга Королева «Фея сирени. Первый танец»
Людмила Осипова «Дождь. Солнце. Юность»
Гоша Спектор «Есть ответ. И нет ответа»
Кира «Предсказание»
 
***
 
Вторая группа. Здесь собраны интересные стихи. Видно, что авторы старались и вкладывали в свои произведения и силы, и время, и душу. Однако в каких-то элементах поэты допустили просчёты и погрешности.
Где-то не доработали, не довели, как говорится, материал до блеска.
 
2 группа
 
Анна Кузнецова «Письмо солдата»
Надежда Кураева «Ах, это лето!»
Нина Великова «Кубанский край»
Олег Клочихин «Летней любви портрет»
Анатолий Павловский «Слепой дождь»
Людмила Мехед «Твори добро»
Оксана Соснина «Обретение тебя»
Марина Копылова (Марина Жесть) «Засуха»
Валентина Паевская «Хмельная радость»
Артем Цеков «Сегодня»
 
***
 
Третья группа. Авторы этих стихотворений, на мой взгляд, подошли к конкурсу несколько небрежно. Во многих произведениях этой группы можно найти условное отражение темы конкурса, сбои и нарушения в поэтике и, к сожалению, невысокий уровень самой поэзии.
 
3 группа
 
Александр Коковихин «Наконец-то лето!»
Сергей Берсенев «Как же обольстительна сейчас ты…»
Александр Марочкин «Секрет (маме)»
Ольга Карагодина «Юность всё короче»
Ира Кийс «Прогулка»
Максим Соколов «Юность»
Татьяна Павлова-Яснецкая «С понедельника на вторник…»
Марина Ермакова «Убежище для горожанки»
Елизавета Баева «Юность лета»
Ираида Красильникова «Солнца яркого свет»
Марина Черемисова «От станции Юность до станции Старость»
 
***
 
Это был первый и, можно признать, всё-таки экспериментальный конкурс. Надо внимательно проанализировать его итоги и сделать правильные выводы. На будущее для улучшения что-то подкорректировать, что-то исправить, что-то изменить.
 
К итогу. Хотелось бы завершить мои размышления вот чем…
 
О спокойном восприятии критики, а в конкретном случае – результатов нашего конкурса. Честно говоря, этой дискуссии не одна сотня лет. Даже основоположники, по сути, создатели российской силлабо-тонической системы, по законам которой мы все пишем сегодня стихи, – Тредиаковский и Ломоносов – когда-то яростно и гневно поливали друг друга помоями и не признавали друг друга поэтами, в то время – пиитами. Во все времена поэты не любили соперников на поэтическом поприще. И во времена Пушкина, и в Серебряном веке, и в Советское время и далее везде до наших дней. Что делать, такова природа человека, особенно творческого…
Многие талантливые поэты никак не могут смириться с тем, что рядом с ними существуют не менее талантливые поэты. А смириться надо…
 
Главное: первый конкурс на сайте ЛИТПОЭТОН-КОНКУРС состоялся и был не только интересным, но и полезным для всех нас. Лучшие стихи этого конкурса будут опубликованы в литературном альманахе «Гражданинъ».
 
                                                 Леонид-Кутырёв-Трапезников
                             Шеф-редактор литературного альманаха «Гражданинъ»
 
                               Отдел редакции сайта «Литпоэтон-конкурс». 2022
 
 

ПЕРВЫЕ ИТОГИ. И НАЧАЛО

Обзор от главного редактора сайта ЛИТПОЭТОН-КОНКУРС

Ну, что ж. Первый тематический конкурс завершён, вся работа проведена, итоги подведены. И прежде всего хочется поздравить наших первых победителей – пусть эта победа запомнится, поможет участникам ещё больше поверить в свои силы и даже принесёт счастье. А что? Литературный конкурс – он ведь направлен и на то, чтобы мотивировать авторов на написание новых стихов, то есть работает напрямую с вдохновением, а когда поэт чувствует прилив вдохновения, он счастлив, и это не нуждается в доказательствах.

Хочу подчеркнуть, что все члены жюри были крайне искренни в своих оценках и заинтересованы в объективном результате. Но, конечно, у каждого из них своя система выставления баллов, своя шкала ценностей, свой набор засечек, те критерии, по которым он определяет качество и художественную состоятельность того или иного произведения. И тут нельзя забывать, что эти системы, эти координаты, эти критерии могут быть не только не похожими друг на друга, но и крайне контрастными. Судьи могут принадлежать к разным поколениям, разным поэтическим течениям, разным литературным школам. Естественно, что их взгляды на одно и то же стихотворение при этом рискуют оказаться либо несхожими, либо вообще диаметрально противоположными.

И всё-таки при такой системе судейства самые сильные стихотворения, эмоционально и профессионально затронувшие всех судей без исключения, получают самое большое количество баллов. Да, есть хорошие стихи, которые понравились двум, предположим, членам жюри, но при этом не произвели впечатления на остальных. То есть эти стихи при всех их достоинствах не отвечают запросам большинства, не соответствуют основным критериям искушённого читателя. О чём это говорит? На мой взгляд, о том, что лучшим стихотворением конкурса будет то, которое сочетает в себе некий набор качеств, одинаково затрагивающий внутренние струнки всех судей без исключения. То есть это всё-таки некое универсальное стихотворение, отвечающее сразу многим запросам: и эмоциональному, и художественному, и техническому, и тематическому, и т.д.

Здесь я бы добавила, что если мы выйдем за условное конкурсное поле и посмотрим шире, то не такими ли именно качествами обладают все популярные произведения? Например, бессмертное и неувядающее пушкинское «Я вас любил…» уже два века как является одной из вершин русской любовной лирики, не устаревая, при этом отвечая вкусу и эмоциональным потребностям и литературных знатоков, и рядовых любителей поэзии. Кстати, думаю, что краткость пушкинского высказывания стоит не на последнем месте в читательских приоритетах. Идеальное стихотворение (условно, конечно) должно быть ровно таким по количеству слов и строк, чтобы сообщить читателю всё необходимое, не утомив его, не разжевав всех истин до состояния кашицы, не уведя его в дебри пространных рассуждений, но в то же время и не оставив в недоумении от полной недосказанности и смысловой незавершённости. То есть это очень деликатная тема, и крайне тонка та грань, которая позволяет безошибочно определить, хорошее ли перед тобой стихотворение или с ним что-то не так. И всё же эта грань вполне определённая и эти критерии чувствуются и понимаются каждым. Правда, каждым по-своему. Но уж такой это предмет – поэзия, здесь нет жёстких рамок, нет правил без исключения и нет аксиом. К тому же в этой весьма эфемерной области многое (а иногда и вообще всё!) решает интуиция, или, как теперь говорят, «чуйка», шестое чувство, в конце концов те самые пресловутые мурашки, возникновением которых обычно мы обязаны самым нашим острым эмоциональным переживаниям, связанным с художественными произведениями.

Весьма существенно, что в нашем конкурсе судьи оценивают авторов «вслепую», не зная, чьи стихи перед ними, и потому не могут подсуживать, как-то выделять любимчиков или просто относиться предвзято к тому или иному тексту. То есть эти негативные среднеконкурсные моменты исключены. Впрочем, я абсолютно уверена, что настоящий профессионал (а наша команда состоит из профессионалов: все не новички в литературе, имеют ряд заслуг, званий и пр.), даже зная авторов, не будет этим сбит и не снизит планку судейства. Беспристрастность, ясный ум и объективность выработаны годами работы в жюри, творческих мастерских, литературных семинарах, толстых журналах, книжных издательствах и так далее. Хотя, конечно, все мы живые люди, к тому же люди творческие, и исключать эмоциональных реакций тоже нельзя. Но они не должны играть – и не играют! – решающую роль.

Это что касается жюри. Теперь – что касается конкурсантов.

За время судейства конкурса «Горячее лето» выявила для себя несколько тенденций и закономерностей, которыми хотела бы поделиться. Любопытно, что все практически стихотворения, прошедшие в первые строчки по баллам, – сюжетные, повествовательного и описательного характера. Это и все три стихотворения, занявшие призовые места, и «Солнце в рюкзаке» Алексея Казанцева, и «Ты был на сцене…» Софьи Герман, и «Убежище для горожанки» Марины Ермаковой», и «Секрет (маме)» Александра Марочкина, и «Как же обольстительна сейчас ты…» Сергея Берсенева. Вывод напрашивается сам. Даже два. Во-первых, сюжетные стихи, вероятно, всё-таки больше цепляют за живое и отзываются в душе читателя, нежели медитативные и абстрактно-философские. А во-вторых, возможно, на заказ, на заданную тему, да ещё и с жёстким набором ключевых слов, изначально чаще пишутся именно стихи по выстраиваемому сюжету, по какому-то готовому воображаемому лекалу, по чёткому вектору, задающему направление выбранной автором истории. Но моё глубокое убеждение, что даже самые мастерски сделанные нарративы где-то там, в вершинах поэтических эмпирей, уступают стихам менее предметным. Метафизика и трансцендентность как высшие ступени поэтического высказывания – то, к чему хорошо бы стремиться каждому художнику слова. Стихи подобного плана в нашем конкурсе тоже участвовали, и я их для себя безусловно выделила – например, стихотворение Илины Гумер «Репортаж онлайн», где картинка природы взята только для того, чтобы сообщить читателю о вещах более сложных и объёмных – о смирении души, о свете внутри самого человека, о его умении радоваться каждому дню и всё вокруг принимать как высший дар. Стихотворение ещё и изящно написано, и обладает той самой точностью объёма – ни больше и ни меньше, но ровно столько, чтобы оставить читателя наедине с обновлённым самим собой. В этом же ряду – «Прогулка» Ирины Чекир, где посвящение городу и разговор с ним только предлог для раскрытия более тонких материй, потому что каждый образ словно выходит из своей телесной сущности в плоскость трансцендентного, иррационального. Героиня не просто проходит через дождь, но и обретает в этот момент себя прежнюю, юную, и теперь это уже не дождь, а некая машина времени, способная вернуть в молодость. Гранитный мост не только мост, но и возможность уйти в зазеркалье (опять мотив возвращения к себе прежней), а корабль вдруг становится символом мечты, протыкающей луну и уводящей героиню в заоблачные выси – и так далее.

Здесь очень хочется привести в пример поэтический манифест одного из самобытнейших поэтов прошлого столетия – Николая Глазкова:

Мне нужен мир второй,
Огромный, как нелепость,
А первый мир маячит, не маня.

Долой его, долой:
В нём люди ждут троллейбус,
А во втором – меня.

Задумки создания второго мира, той самой иной реальности, которая и есть искусство, прослеживаются и в стихотворении Татьяны Яснецкой-Павловой «С понедельника на вторник…», в котором интересно подана тема ухода от земных проблем в сон как временного избавления от ежедневных тягот жизни, и в «Хмельной радости» Валентины Паевской, где автор попытался в три строфы без строгого сюжета вместить целую жизнь, практически судьбу на двоих… То есть вот такие очень органичные решения для, казалось бы, обыденной картинки придают стихам уже совершенно иные смыслы.

Однако нельзя не признать, что сюжетное повествование может удачно завершиться метафизическим выводом, плавно перейти в глубокое обобщение, тем самым выйдя из среднего нарратива на более высокий поэтический уровень. Кстати, именно это и происходит во всех трёх стихотворениях, ставших нашими призёрами. Пожалуй, наиболее ярко и убедительно это получилось у Гоши Спектора в его стихотворении «Есть ответ. И нет ответа». Поначалу кажется, что этот внятный ностальгический текст довольно очевиден: его основа – воспоминания автора (ну, или как любят говорить, лирического героя) о юности, раскручивание годовых колец памяти по спирали… Однако постепенно плотность стиха сгущается, напряжение нарастает, и читатель вдруг ощущает, что дело не просто в юности одного человека – речь идёт о целом поколении, об испытаниях, выпавших на его долю, о беспощадности времени, о краткосрочности и конечности бытия… И как выстрел – последние две строки. В стихотворении «Велосипед» Лидии Вдовченко автором решаются похожие задачи: лирическая героиня так же переносится памятью в юные годы, однако не только и не столько для того, чтобы поделиться с читателем своими воспоминаниями, но чтобы объёмно показать разницу между миром деятельного взаимодействия людей в социуме – и миром интернета, зависимости от гаджетов и вечного онлайн… Детали здесь становятся чем-то большим, нежели просто предметы – они олицетворяют собой неведомые нынешним детям символы коллективной дружбы, утраченной радости живого общения и прямых человеческих контактов. Стихотворение «Фея сирени. Первый танец» Ольги Королёвой написано более ёмко и образно, нарратива в нём меньше – здесь бабушкино платье становится метафорой счастья, неким связующим поколения звеном, волшебной ниточкой, протянутой от бабушки к внучке в её взрослое завтра. Произведение нежное, возвышенное, хорошо передаёт настроение, но, на мой взгляд, его портит перебор с красивостями, искусственное педалирование нарядных образных рядов – все эти пчёлы-альтисты, цветочная пена, ветки-снопы, воздух-сироп, звенящие смехом радуг нитки страз каждый в отдельности, возможно, и неплох, но все вместе они попахивают манерностью и даже, увы, дурновкусием. Хороший автор, с потенциалом, но пересиропила стих. Я вообще всегда предостерегаю авторов от «кулинарных образов» – сегодня повальная мода на ванильные и кофейные эпитеты, различные лимоны и апельсины и их дольки вместо луны и солнца, запахи корицы и имбиря и много ещё всяких-разных гастрономических изысков. Специфические кулинарные термины буквально заполонили современные стихи, но всё-таки поэзия не является кондитерской сферой, и с этим надо быть поосторожней.

Поскольку в ключевых словах присутствовало слово «юность», то многие авторы создали ностальгические конструкции о юности и детстве, о былых временах, о соотношении разных этапов человеческой жизни. И это вполне логично. Однако прямолинейность решения поставленной задачи в однообразном ключе «Юность – это здорово, старость – это плохо, ах, как было раньше хорошо!» снижает художественные достоинства стихотворений, пусть даже и технически проработанных. Таковы стихи Марины Черемисовой «От станции Юность до станции Старость», Олега Клочихина «Летней любви портрет», Людмилы Осиповой «Дождь. Солнце. Юность», Максима Соколова «Юность». Стандартность подачи темы не позволяет авторам вывести свои произведения на качественно новый уровень. Нельзя забывать, что любой творческий акт – это прорыв из обыденности в незнаемое, попытка сказать что-то новое, до тебя ещё не сказанное и не выраженное. Если к этому не стремиться, писать вообще не стоит. Не секрет, что творческий человек всегда должен чувствовать (и взращивать!) в себе эту внутреннюю свободу, не дающую ему успокаиваться, разрывающую все шаблоны и условности. Поэтому уверена, что стремление автора пойти от обратного, найти нестандартное решение в использовании заданной темы и ключевых слов поднимет стихи на более высокую ступеньку. Как, например, это попробовала сделать Ольга Карагодина в своём стихотворении «Юность всё короче». Залихватская концовка про «смерть» соседки от зависти освежает тематическую линию – жаль только, что текст грешит неточностями, отдалёнными рифмами и нарушениями размера. Так же нестандартно решено стихотворение Алексея Казанцева «Солнце в рюкзаке» – но, к сожалению, впечатление портит притянутый за уши образ солнца в рюкзаке за спиной, что снижает качество и уровень восприятия стиха. Своеобразно и стихотворение-метафора Александра Марочкина «Секрет (маме)» про время, хранящееся в мамином комоде. Но, пожалуй, этому симпатичному произведению немного не хватает устойчивости философских смыслов – в желании более достоверно показать мир детства автор чересчур облегчает слог, упрощает общий настрой.

А теперь, полагаю, стоит поговорить об авторских промахах и недочётах, о том, почему, собственно, стихи ещё на взлёте теряют высоту. В ряде нынешних заявленных на конкурс работ легко просматриваются типичные, общие ошибки, которые без труда можно систематизировать и объединить по направлениям.

Во-первых, большинство стихотворений, не получивших высоких оценок судей, грешат элементарными нарушениями азов стихосложения – бедными рифмами, ритмическими сбоями, неточностью словоформ, громоздкой или корявой звукописью. Вот произведения, которые по своей мысли и сюжетной линии весьма удачно выстроены, но их авторам не хватило мастерства – это «Убежище для горожанки» Марины Ермаковой, «Юность лета» Елизаветы Баевой, «Напротив соловьиных островов» Елены Сомовой, «Кубанский край» Нины Великовой. Например, в выражении «В такую погоду едва ль угадать /Смешливое пенье кукушки» не хватает уточнения – правильно было бы «едва ль возможно угадать» или «едва ли можно угадать», то есть пропущен связующий глагол. Или вот такие непроизносимые строки с большим количеством глухих согласных и шипящих: «Блеснёт из-за тучки последний пучок / Лучей уходящего солнца» – это примеры из стихотворения «Убежище для горожанки», которое в целом очень неплохое и могло бы претендовать на победу. Что касается рифм, то их несовершенство здорово влияет на общую картину, общее звучание и восприятие стихотворения, и авторам нельзя пренебрегать этой стороной поэтического творчества. Возьмём стихотворение «Юность лета», где «водопадом – прохладой», «карусель – потерь» являются и сами по себе слабыми концевыми сочетаниями, а ещё вкупе с однородными (взятыми в одной части речи) и ожидаемыми, банальными рифмами, такими как «пустячок – червячок», «тропою – водопою», «тревогу – дорогу», выдают довольно скудный словарный запас автора, упрощают произведение и сбрасывают его далеко вниз – при всей красоте замысла. То же самое – и в тексте «Напротив соловьиных островов». Недопустимая однокоренная рифма «островов – островок» (почти ботинки – полуботинки!), рассогласованное созвучие «жизни – нависли», слабая глагольная рифма «стает – ужалит» непоправимо портят столь яркое и насыщенное светом стихотворение. Не спасают даже такие поэтические удачи, как «облако надмирное загадок», осиная мелодия и «медленная кровь родной реки» – а как жалко этих жемчужинок! Их красота губится несовершенством оправы, то бишь поэтической формы. Хорошее в целом, душевное стихотворение Оксаны Сосниной «Обретение тебя» тоже недотянуто, слишком расшатано разнокалиберными строчками – они то удлиняются по прихоти автора, то укорачиваются без видимой на то причины, что сбивает с настроя при чтении и мешает погружению в тему и звук. Кстати, по поводу звука. Тут в последней строчке заметна очевидная авторская оплошность – те самые пресловутые «каки», которые возникают при сочетании двух союзов – «как» и «и»: «Как и в юности. Горячо». И что там за каки были у автора в юности, остаётся под вопросом… Хорошо бы авторам учиться отслеживать такие звуковые ляпы самим.

Здесь же – Нина Великова со своим сочным и колоритным «Кубанским краем». Ну такое оно духмяное – однако из него как вилы из стога выпирают рифмы (хотя какие это рифмы – это уже настоящие антирифмы!) «торопливо – мига», «шурша – горяча» и «поле – сборы», которые вместе с «розами – грозами» и «ласкать – удивлять» берут и как ластиком стирают все немалые достоинства стихотворения! Вот так авторы сами себе делают маленькие (а может, и большие) подлянки – то ли из-за поспешности, то ли по невнимательности, то ли ввиду своего неумения довести поэтический труд до максимального завершения, дошлифовать его и отточить. Этот полезный навык тщательной работы над каждой строчкой иногда дороже самого замысла – ведь любой замысел ещё только ждёт своего качественного воплощения в слове!

Во-вторых, очень снижает поэтические достоинства отсутствие новизны – и в мысли, и в сюжете, и в формальных поисках, какие-то штампы и банальности при всём общем высоком звучании и глубине посыла. Скажу сначала о лучших в этом ряду – это, на мой взгляд, стихи «Дождусь!» Татьяны Бойко и «Твори добро» Людмилы Мехед. Вот стихотворение «Дождусь!» – такое чистое, духоподъёмное и завидно лаконичное, но строй его сразу что-то напоминает, вызывает смутные ассоциации. То ли это аллюзия на песню «Дорогая моя столица, золотая моя Москва», то ли ритмический отсыл к песням Высоцкого. Эти отзвуки со стороны несколько смущают и, главное, отнимают у произведения часть его уникальности. А так ведь в целом очень энергичное, прописанное и завершённое, пульсирующее молодым задором стихотворение! У Людмилы Мехед при всей правильной и доброй задумке слишком много заурядных, прямых, и без того понятных всем утверждений: и то, что юность быстро пролетает, и то, что солнце не всегда сияет на планете и уступает место грозам, и то, что нужно сеять добро и хранить мечту… Добавить бы этим сентенциям иносказательности, сместить в сторону ракурс видения обычных вещей, найти какой-то нерядовой сюжетный ход – и стихотворение бы просто засияло! Но – пока не случилось… Лишено черт индивидуальности и стихотворение Ираиды Красильниковой «Солнца яркого свет» – при всей его привлекательной лёгкости оно словно пособие по среднестатистическому стихосложению, набор шаблонных рифм и расхожих словосочетаний. «Свет – рассвет», «моё – бытиё», «поля – моя» подрезают стих на корню. Хочу обратить внимание: «стих – миг» не является рифмой, поскольку твёрдый и глухой звуки фонетически совершенно по-разному воспринимаются! Это распространённая ошибка тех, кто не имеет привычки проговаривать свои стихи вслух. К тому же в этом стихотворении удивительным образом ни одно из двустиший не связано по смыслу со следующим.

В-третьих, некоторые стихотворения словно теряют запал в процессе своего развития. По идее, поэтическое произведение строится по принципу усиления, от зачина к каденции, чтобы читательское внимание не ослабевало до самого конца. В финале обычно требуется какой-то вывод, или пространное многоточие, или логическая точка. А когда автор словно сам не знает, для чего начал стихотворение и куда его следует привести, концовки беспомощно провисают. Такой вот несколько недоработанный финал я вижу в стихотворениях Киры «Предсказание» (там явно не хватает заключительного аккорда!), Артёма Цекова «Сегодня» (концовка не даёт возможности читателю понять весь замысел автора и проникнуть в сюжет), Марины Копыловой «Засуха» (очень неплохой, остроумный текст смазан последними словами и отсутствием рифмованной строки к слову «крапивы»), Людмилы Осиповой «Дождь. Солнце. Юность» (круг замкнулся, с чего стихотворение началось, тем и завершилось, и финальные строки ничего не добавляют к читательскому восприятию, а желаемого усиления не происходит – в том числе и из-за ритмических сбоев).

В-четвёртых, встречаются стихотворения, нелогично выстроенные, демонстрирующие эмоциональные нестыковки, представляющие собой не всегда должным образом замотивированный набор из ключевых слов. Не хочется так думать, но очень похоже, что авторы просто наобум складывали текст из желаемых слов на заданную тему. Ну и, естественно, получилось то, что получилось. К таким стихам можно отнести «Ах, это лето!» Надежды Кураевой, в котором всё перемешано и трудно определить порядок действий (вначале идёт жара и красавец загар, поцелуи и абрикосы с вишнями, а потом герои вдруг выбегают во двор, где начинается дождь, хотя ничто до этого не говорило о том, что они прежде находились в помещении. Где ж в помещении есть возможность загорать на солнце?). В «Письме солдата» Анны Кузнецовой тоже несмотря на яркие образы и остросоциальную тему – слабые взаимосвязи событий: кто танцует босиком и щурится солнечным котам? Какая птица у груди дочурки как символа Победы? К кому обращение про причуды и волос пшеницу? Обо всём этом можно только догадываться, в самом же стихотворении пояснений нет. Да и рифмы «котам – заря» и «вздох – вперёд» здорово отбрасывают стих назад. Сюда же можно отнести и стихотворение Анатолия Павловского «Слепой дождь» – автор погнался за звонкими рифмами и совершенно упустил смысловую линию. К тому же в конце для пущей, видимо, эффектности решил пририфмовать и название альманаха «Гражданинъ», что вовсе не украсило текста, а напротив, поставило его на уровень домашней импровизации, практически буриме.

Вообще склонность к эпатажу может иногда сыграть с автором злую шутку. Вот как, например, это произошло с Александром Коковихиным в его стихотворении «Наконец-то лето!» Хотел человек как-то интересно завершить последнюю строфу, может, думал оригинально пошутить – а вышел не очень удачный грубоватый финал, моментально снизивший уровень всего текста. Вот так иногда того не желая можно сесть в лужу задом – то есть здорово подпортить впечатление от всей работы!

Тем не менее, друзья, это было насыщенное, яркое и абсолютно честное соревнование, которое явилось важным этапом в наших больших планах. Лучшие определены, им – наши поздравления, остальным же можно что-то принять к сведению, с чем-то поспорить, подумать над ошибками и устремиться к следующим поэтическим горизонтам.

Впереди – конкурс на гражданскую тематику, а это требует концентрации и новых сил. Наши сегодняшние итоги – это только начало большого, напряжённого и захватывающего пути!

А я всем говорю: до новых встреч!

Ваша Валерия Салтанова.

Уважаемые авторы, приветствуем всех на нашем первом тематическом конкурсе!

Нужно отметить, что вопреки поговорке наш первый блин получился совсем не комом, и поданные стихи обеспечили яркое и интересное соревнование. Участники проявили и свои способности, часто незаурядные, к стихосложению, и фантазию, и творческую оперативность, и, несомненно, волю к победе. Благодаря этому большинство поданных на конкурс стихотворений прошли во второй этап, где их уже оценивает жюри.

Однако есть произведения, которые не было возможности включить в конкурсную программу по тем или иным причинам. Давайте попробуем в этом разобраться, чтобы при участии в следующих наших конкурсах, как говорится, не наступать на те же грабли.

Вот основные причины, по которым ваши заявки отклоняются и стихотворения рискуют не пройти непосредственно на этап голосования:

  1. Игнорирование ключевых слов, из-за чего поданное вами стихотворение теряет свою конкурентоспособность. Просьба ко всем авторам при оформлении заявки быть внимательнее и дочитывать правила конкурса до конца: не только его название, но и обязательное условие – использование в тексте стихотворения ключевых слов. Стихи, в которых частично или полностью отсутствуют ключевые слова, на тематический конкурс не принимаются.
  2. Грамотность – а вернее, её отсутствие. Дорогие литераторы, уважайте русский язык и конкурсную команду! Если чувствуете за собой такой недостаток, как неважное владение орфографией и пунктуацией, пожалуйста, отдавайте своё стихотворение заблаговременно, до подачи на конкурс, на вычитку редактору или корректору. Уж хотя бы краткое прилагательное «ветрено» хотелось бы видеть правильно написанным, а именно – с одной буквой «н» как слово-исключение из правил, существительное «незамутнённость», образованное от краткого причастия, – наоборот с двумя «н», а наречия «вкруговую» и «дотемна» – слитно! Следите также за графическим оформлением текста – здесь имеется в виду правильная строфика стихов, расстановка прописных и строчных букв и так далее. Всё это – часть общего уровня вашей заявки и существенно влияет на исход конкурса для вас. В следующий раз неграмотно поданные тексты будут безоговорочно сниматься с конкурса без права пройти во второй этап.
  3. Вариативность. Уважаемые авторы, совершенно очевидно, что творческие люди импульсивны, но всё-таки желательно выждать какое-то время после написания стихотворения, перечитать его внимательно, поправить, выбрать лучший вариант и только после этого подавать заявку на конкурс. На первый раз модераторами сделан выбор за вас, но в последующих конкурсах стихи, поданные в разных вариантах, будут сниматься с участия.
  4. Случайный набор слов. Да-да, попадаются и такие конкурсные «работы»! Здесь будет нелишним напомнить, что у каждого автора по завершении творческого процесса должно получиться нечто цельное, художественно выразительное и сюжетно законченное, а не просто тематическая зарифмованная компоновка слов. Это поэтический конкурс, а не состязание рифмованных текстов с ключевыми словами под кодовым названием «Все три слова загоню в строку!» Не забывайте, что художественные достоинства текста – главное, к чему стремится каждый пишущий!
  5. Дубли. И, пожалуйста, будьте внимательнее при публикации конкурсного произведения, не дублируйте заявку! Этим вы затрудняете процесс модерации и смазываете общую картину.

 Поскольку конкурс проводится анонимно и члены жюри не видят имён авторов, а читают лишь сами стихи, то большая просьба к конкурсантам не добавлять в поле со стихотворением никаких дополнительных сведений, как то – своих имён, дату написания стихотворения, название (оно вносится в отдельное поле), регалии и факты биографии. Все эти лишние части текста усложняют работу модераторов, которым придётся удалять всё ненужное.

В общем, памятуя поговорку «Поспешишь – людей насмешишь», а также другую – «Поспешай, не торопясь», можно будет подойти к нашему следующему конкурсу уже более подготовленными и закалёнными.

И – с Богом!

                                                                             

Отдел модерации. Конкурс “Горячее лето”. 2022©

Комментарии

Подписаться
Уведомить о
16 коммент.
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля