ЛИТПОЭТОН-КОНКУРС

Литературные конкурсы. Призы, обзоры, комментарии. Сайт альманаха "Гражданинъ"

Обзор конкурса «Рождество» 

ОГОНЁК НАДЕЖДЫ, или МЕТАФОРЫ РОЖДЕСТВА

Обзор рождественских стихов

Дорогие друзья, от души поздравляю всех с завершением рождественского конкурса! Ваши удивительной силы и высоты стихи совпадают по настрою и звучанию с наступившими новогодними и рождественскими праздниками, когда душа, кажется, парит в совершенно иных эмпиреях, чем в обычное время.

Конечно, в эти волшебные дни совсем не хочется ни громить кого-то за недочёты, ни выискивать какие-то мелкие ошибки. Наоборот, хочется видеть только хорошее и дарить всем участникам радость приятия и поддержку. Ну, а если всё же и критиковать, то только по существу, только объективно и только доказательно. И делаю я это исключительно для того, чтобы помочь вам увидеть свои промахи и научиться их избегать. Ну вот с такими позитивными установками и попробуем поговорить о стихах нынешней конкурсной подборки.

Надо сказать, что выбор победителя в этот раз не вызвал никаких сложностей у нашей уважаемой комиссии – стихотворение «Канун Рождества» Олега Клочихина было высоко оценено всеми членами жюри без исключения. Ни у кого не возникло никаких сомнений в том, что это гран-при. Более того, выбор нашего шеф-редактора пал тоже на это стихотворение, так что и специальный приз за лучшее произведение конкурса достался также «Кануну Рождества».

Впрочем, такое редкое единодушие вполне объяснимо. Стихотворение настолько щемящее, настолько угадывает и касается самых болевых точек и проблем нашего общества на сегодняшний день, как, пожалуй, ни одно другое в этой подборке. Сюжет мистически ярок: в канун Рождества на поле боя Бог-младенец спасает солдат от неминуемой смерти. Написано мастерски, ясно и одновременно образно («корчилось время в безудержном гуле», «взглядом смирял беспощадность осколков» и др.), с большой эмоциональной силой:

Как и кому это было угодно?
Кто объяснит мне секрет волшебства
Перекрестившись, ответил мне взводный:

«Нынче сочельник – канун Рождества…

При чтении произведения у читателя возникает настолько мощный образно-эмоциональный ряд, что он неминуемо приходит к катарсису – как раз к моменту этих проникновенных заключительных строк:

Воинство наше и ныне, и присно
Свято хранимо небесным Отцом!»
Взгляд окунул я в бездонные выси…
Ласково звёзды светили в лицо.

Автору спасибо за эту творческую удачу – конечно, стихотворение будет опубликовано на страницах альманаха «Гражданинъ».

Первое место без колебаний отдано стихотворению Киры «Эра Христа». Лёгкими касаниями, изящными чередованиями длинной и короткой строк, тонкой вязью звукообразов достигает автор не только читательского слуха, но и каждого сердца. Этот стих хорош в перечитывании, в повторном погружении – там отыскивается незаметная с первого прочтения глубина, которая затягивает, завораживая смыслами и укутывая в своё чудесное искусное поэтическое кружево:

˂…˃В сердце продрогшем искоркой малой
Бьётся мечта.
Жду милосердной эры начало –

Эры Христа.

Звёзды снежинок снова упали
Мне на плечо.
Светом спасенья в чистые дали
Время течёт…

Надежда, что время не просто уходит сквозь пальцы, но течёт «светом спасенья в чистые дали», согревает и окрыляет. Не в этой ли надежде – ответ на поиски смысла жизни, на бесконечные метания совестливых и пытливых душ? Во всяком случае, эти стихи несут упование на «милосердную эру Христа», где невозможное возможно и многим нашим чаяниям суждено сбыться.

С радостью отмечаю новое имя в нашем конкурсе – второе место по праву занимает Елизавета Баева со своим стихотворением «В ночь на Рождество». Стихотворение и правда мощное и экспрессией, и убедительной силой, и надеждой (вот и опять – надежда!) на чудесные преобразования, на возможность изменить жизнь в светлый праздник Рождества, получить милость Божию, прощение и благословение. Главное – впустить в сердце веру, открыть душу навстречу чуду:

˂…˃Отрешённо тот вещун пророчил,
Предрекал в бессмертье скорбный путь,
Миг за мигом,
строже и короче,
Вопрошал всё громче:
«Веришь?
Веришь?!
Будь!» ˂…˃

Такие образы, как «железный гул дорог», «вихрь на туче шубу распахнул» и другие усиливают эмоциональное воздействие на читателя. Разве что можно было бы избежать внутренней рифмы между глаголами «распахнул – полыхнул – громыхнул» – здесь в связи с жёстким, напряжённым контекстом смыслового и сюжетного костяка эта навязчивая вязкая мелодичность видится не вполне уместной. Вот так, мне кажется, было бы точнее по звуку – например:

Высь взлетала зимнею грозою,
Вихрь на туче шубу распахнул.
Звёздный купол высверкнул весною,
Гром надежды грозно громыхнул.

Или, может, «просиял весною» – тут возможны варианты. Впрочем, неровный, волнообразный ритм, эмоциональные всплески, сбивчивые разговорные интонации, жаркое дыхание – все эти художественные приёмы делают произведение отчётливо выразительным и запоминающимся.

В стихотворении Дениса Андреева «Снег Рождества», занявшем почётное третье место, удивительным образом соединяются современные реалии, православные мотивы и высокое поэтическое мастерство автора, легко повествующего о сложном, играющего звукописью, владеющего такими замечательными художественными приёмами, как аллитерация, анафора, парцелляция и другие:

˂…˃И где-то там, над саваном снегов,
Над минными полями и бетонкой
Взойдёт звезда превыше облаков,

Пронзая светом призрачную плёнку.
«Христос рождён!» – возрадуется Мать.
«Христос рождён!..» – шепнёт Отец сердечно.
Рождённый никогда не умирать,
Рождённый быть любовью бесконечной! ˂…˃

Всё это делает стихотворение крайне выпуклым, достоверным, драматически эффектным. Единственный момент, на который стоит автору обратить внимание, – это необходимость при поиске рифм учитывать орфоэпические нормы русского языка. Например, в слове «снег» окончание при произношении не оглушается, а потому рифма «снег – всех» будет не точна. А вот рифма «снег – бег» как раз весьма уместна. Ну, а за рифму «мегагерцы – сердце» я бы выделила для автора специальный приз)))

Одно из самых ярких и технично написанных стихотворений конкурсной подборки – «У Рождественского вертепа…» Валентины Паевской. Мысли и чувства, владеющие сегодня многими душами честных, совестливых, гуманных людей: за что страдают дети? Есть ли вообще возможность прожить без войн? Угодно ли Богу решение мировых проблем с помощью войны? Автор довольно-таки запальчиво, бескомпромиссно заявляет, что «Война и Бог – несовместимы». Но так ли это? Да, одна из самых первейших заповедей Божьих – «Не убий!», и мы этот непреложный закон, кажется, впитываем с молоком матери. Но в той же Библии говорится, что защита своего дома и рода от врага, от насильника – святой долг любого христианина. А защищать свою землю, свой родной язык и честь иногда приходится с оружием в руках… Вопросы сложные, неоднозначные, требующие таких же непростых и предельно взвешенных ответов. Тем не менее спасибо автору за то, что поднимает в своём замечательном стихотворении такие насущные, злободневные проблемы. Её строки призывают встряхнуться, сбросить с себя сонное равнодушие, настроить сердце на происходящее в мире, почувствовать острую непримиримость к злу и насилию…

Большой душевный отклик, всплеск эмоций у судейской команды вызвало стихотворение «Фонарь» Юлии Сорокиной. Вся вещь построена на глубоких, объёмных, художественно зрелых и свободных в полёте и выразительности образах. Необычный, насыщенный, плотный образный строй этих стихов заставляет читателя включать воображение, искать в себе созвучные эмоциональные аналогии, сенситивно откликаться на метафоры, сопоставлять свой чувственный и зрелищный опыт с авторским видением. Такие образные ряды, как «ночи пасть безжалостно бездонна», «сумерек чернильных полутени», «просеивая снег, струится свет», апеллируют напрямую к нашему внутреннему «Я» – и впечатление такое стихотворение оставляет очень глубокое, западает в душу. Я бы только заметила, что образ с кровавыми слезами слишком избитый, чтобы украсить стихотворение такой силы. А ещё такая необязательная рифма, как «саван – слезами», неизбежно снижает и общий уровень текста, и общее впечатление от него. Автору, достигшему определённой высоты, опускать планку уже не стоит.

Тематически, а так же мощным образом материнского снега, материнского горя, беспокойного ожидания воина с войны трогает и стихотворение Тамары Яковлевой, которое так и называется – «Материнский снег». Безусловная удача автора – отсыл к самой, пожалуй, болезненной теме на сегодня, теме воинского долга, потерь на полях СВО, переживаний родных и близких воинов-патриотов. Правда, здесь для меня есть немало недочётов, которые автору в принципе не так сложно устранить – было бы желание поработать над стихотворением тщательнее. Например, перенос ударения с сильного слога на слабый в местоимении (ох уж эти коварные местоимения!) – строчка читается так: «Помню каждый е́го шаг». Или насильственный интонационный и синтаксический разрыв в строчках «Как он рос, взрослел, как верой // Чистой полнилась душа». Вот это «Чистой полнилась душа» торчит здесь само по себе, не склеиваясь с предыдущей строкой, к сожалению. Дело в том, что каждая строка в стихах к концу интонационно завершается, и когда внутри определённой синтагмы происходит обрыв из-за перехода на другую строку, и смысл, и звук провисают, из-за чего нарушается гармония предложения, его целостность. Ну, и поосторожнее с «каками» – внешне невинное слово «как» способно испортить любой звукоряд, если будет неудачно поставлено рядом с открытой гласной. Обязательно проговаривайте написанное вслух – это поможет избежать фонетических ошибок и диссонансов. Например,  словосочетания «какан рос», «каку тром» на слух воспринимаются не самым лучшим образом – и уж во всяком случае точно не так, как это было задумано автором.

Очень порадовало стихотворение Ольги Альтовской «Рождественское» – для меня оно одно из лучших в конкурсной подборке. Во-первых, когда автору удаётся вместить всю свою задумку в три строфы – это всегда большой плюс, ибо три строфы для лирического стихотворения – это поистине золотое сечение, где смысл и форма находятся в абсолютном равновесии. Текст выверенный, законченный, прописанный, вдохновенный. Он не только ладно сформулирован и технически отточен, но и хорошо звучит, а звук в поэзии зачастую можно поставить едва ли не на первое место.

Единственная, может быть совсем маленькая, но всё-таки ложка дёгтя – это сожаление, что в стихотворении всё слишком предсказуемо, всё движется по накатанным рельсам. Не хватает какой-то изюминки, свежести авторского взгляда, оригинальности прочтения, нестандартного сюжетного поворота. О таких моментах тоже не стоит забывать, поскольку новизна и самобытность в поэзии ценятся ещё выше, чем форма, интонация и технические прибамбасы.

Важный современный вопрос поднимает в своём стихотворении «Тишину подарите!» Георгий Михайлов: для чего в дни ведения спецоперации все эти салюты, шумные празднования, весь этот, что называется, пир во время чумы? И не согласиться с автором невозможно – в нашей жизни и правда есть время для праздника, а есть время и для работы, время для духовного подвига. Поэтому слова автора звучат обличающе, воспринимаются как призыв к покаянию и пересмотру каждым из нас своих внутренних установок: «Не довольно ли праздных занятий, // И салютов, и «мероприятий», // От которых гудит голова? // На ногах вы стоите едва! // Ну зачем в Рождество – канонада? // Мало вам новостей про войну?..»

Сегодня наши соотечественники, каждый по-своему, как умеет, помогают фронту, стараются приближать победу. И именно к этому общему трудовому порыву, к этой духовной мобилизации призывает нас поэт. А праздник – он ещё будет обязательно, и салюты будут, и фейерверки. Вот только одолеем врага и встретим своих воинов с почестями – а там и отпразднуем как следует, как только наш народ умеет. По мне – разве что едва провисает самая концовка, не хватает какой-то заключительной точки, словно постепенно уходят выразительность и накал, которые чувствовались в тексте изначально. Я бы посоветовала автору немного подтянуть, усилить финал.

Небольшое, ёмкое стихотворение Семёна Зырянова «Под Рождество» замечательно рисует картину Сочельника, передаёт дух предстоящего праздника. Написано мягко, лёгким слогом, без нажима, очень естественно и искренне. Автору по силам метафоричная краткость. Взять хотя бы такую строчку – «В огне свечей предчувствующий трепет»: сколько в ней смыслов, сколько живой энергии! Я бы только добавила здесь тире после «свечей» – для пространственного изобразительного расширения. И концовка здесь щемящая – так называемый «открытый финал» оставляет светлое, чистое послевкусие, заставляет читателя ещё долго находиться в состоянии духовного подъёма.

Автор Третьяна в своём стихотворении «Молитва матери в Рождественскую ночь» живописует историю матери-одиночки, вырастившей сына и отправившей его на войну. Мать молится Богородице, взывая к ней в надежде, что той одной по силам в полной мере почувствовать и понять материнские тоску и беспокойство о сыне. Написано внятно, с душой, проникновенно. Но у меня вопрос: что такое «броздою»? Если это усечение слова «бороздою», то будет «браздою». Хотя слово «бразда» в современном языке привычно используется в устойчивом выражении «бразды правления». Так что лучше стараться не ломать язык таким образом в угоду размеру. К тому же борозда – это канавка, которую слеза оставит на щеке, и скатиться этой канавкой слеза никак не может. Ещё из минусов – описательность, жёсткий сюжет, что всегда грозит нестыковками формы и содержания. Настоящие, качественные стихи пишутся по наитию, когда автор идёт от звука, от первой строки, от образа – и действие словно развивается само, подсказывает форму. А когда автор заранее выбрал сюжет и пытается втиснуть его в заготовленный размер, начинаются проблемы с построением предложений, с формулировками, с голосоведением и т.д. Этим, пожалуй, сложны и коварны любые стихи на заказ. Умение писать заказные, в том числе и конкурсные стихи так, что они выходят живыми и пластичными, – не только талант, но и мастерство, которое нарабатывается не одним годом усердия и поисков.

Перед Людмилой Мехед стояла задача рассказать о монахе, который молится обо всех нас в рождественскую ночь – в её одноимённом стихотворении «Монах» много точных деталей, выразительных рождественских образов и узнаваемых элементов быта православных аскетов: «Мерцает огонь от свечей в темноте, // И тени ползут по холодной стене. // Монах седовласый ведёт разговор // С Творцом, осеняя слезами притвор…» Раздумчивая тональность, доверительность авторской интонации – всё работает на приподнятое, живое читательское восприятие. Стихотворение получилось глубоким, немного сказочным, обнадёживающим и очень светлым. К главным недостаткам я бы отнесла слишком ожидаемые, банальные рифмы (стране – стороне, леса – чудеса, Отец – творец, уста – Христа и т.д.) – они все уже не раз испытаны иными авторами и по этой причине значительно снижают художественную ценность текста, нивелируют его значение, ослабляют эмоциональный эффект от прочтения. Нет, все эти рифмы в принципе можно использовать, но когда они вот так собраны вместе – это говорит о том, что автор не затрудняет себя поиском более ярких и интересных, необычных и неожиданных созвучий. А это очень бы обогатило стихотворение и усилило его смыслы, придало бы ему неповторимости.

В целом хорошее, крепкое стихотворение Николая Колчина «Звезда взошла» по сути тоже является описательным, повествовательным пересказом известного вифлеемского события. Здесь, конечно, обязательно нужно искать какие-то штрихи и краски, которые придали бы сюжету новизны – иначе читатель просто устанет воспринимать в очередной раз одну и ту же историю без каких-либо индивидуальных авторских ракурсов и деталей. К тому же текст из-за своей нарративной основы достаточно малоэмоционален, лишён речевой экспрессии, что тоже делает его не слишком-то выразительным.

«Огонёк надежды» автора D E подкупает как раз новизной образов, вкусными, хрустящими рифмами (пусто – капустно, лицо – огурцом, горло – горне, хандру – наберу, сказки – по-царски…), нестандартным взглядом на каждую, казалось бы, мелочь (а я всегда оговариваюсь, что в поэзии как раз этих самых мелочей и нет!). Здесь сразу чувствуется авторский стиль, индивидуальность, особенности лексикона, за которыми практически всегда угадываются характер и судьба. С первых же строк попадаешь в выбранное автором настроение, следуешь за его изгибами, доверчиво качаешься на его волнах… Хороши здесь и эпитеты, выбираемые автором в точном соответствии с действием. Насколько выпуклой делает картинку вот это вот «ковыляю за спасеньем в лес» – потому как психологическая достоверность не помешала ещё ни одному стихотворению!

И размер выбран очень удачно – такой упругий, оптимистичный хорей, словно пульсирующий в такт шагам. А это очень соответствует сюжету – ведь лирический герой отправился за рождественскими впечатлениями в зимний лес! По мне так всё очень здорово. Я бы только посоветовала автору больше уделять внимания деталям, особенно смысловым – вот, например, словосочетание «загорится бледная звезда» весьма сомнительно, мне оно кажется не совсем точным. Если загорится – то яркая, а если бледная – то, может, проступит? «А когда на куполе безбрежном // вдруг проступит бледная звезда, // вспыхнет огонёк живой надежды, // согревая сердце в холода».

Просто иногда стоит чуть глубже копнуть – и тогда всё встанет на свои места.

Стихотворение «Ждём чуда во плоти» Марины Молчановой – отличный образец точного и образного пересказа, где в полной гармонии находятся мысль и чувство, эмоциональный фон и сюжет. Замечание у меня только одно – желательно в таких достаточно простых и непритязательных стихах не сбивать размер, если в этом нет особой художественной необходимости. А в данном случае такая необходимость явно не просматривается. Опоясывающая рифма автором в этом четырёхстопном ямбе соблюдена, а вот строчки с женской и мужской рифмами почему-то плавают – то строфа начинается с женского окончания («Зима грозит нам непогодой»), то дальше вдруг с мужского («Спасение с небес придёт»), то почему-то опять возвращается первоначальный вариант («Вернётся мир, но помнить будем»). Эта необязательность кажется авторской небрежностью, что снижает общее впечатление. Если бы автору удалось удержать размер – стихотворение получилось бы на порядок выше и, конечно, гораздо сильнее.

Мудрое и красочное стихотворение Марины Ермаковой «Ожидание чуда» наполнено всяческими достоинствами – оно и красочное, и исторически верное, и достаточно экспрессивное. Но в этом тексте есть недостаток, и весьма ощутимый, – это так называемая рассогласованность согласования, во-первых, когда не все смысловые лучики связываются воедино, не все посылы имеют логическое продолжение (и, как следствие, завершение!). А во-вторых, здесь много орнаментальных, пятнообразных картинок, которые словно бросаются автором на полотно, но тем не менее не сливаются в единый мозаичный холст. И тому много разных причин. Например, в строчках «Сижу и жду явленья чуда – // Восход Рождественской Звезды» желательно было бы сделать не «восход», а «восхода». Ведь вначале у автора: жду чего? – явленья, – а значит, далее логично продолжить родительный падеж и сказать «восхода». Иначе получается две плохо связанные между собой строчки. Во второй строфе тоже нет чёткой зависимости между строчками «Снег сыплет выбеленным просом» и «И ощутимей каждый миг». Кому каждый миг ощутимей, для кого? Какая тут связь со снегом? Далее идёт слишком усложнённый образ с одеялом дымки, которое скатилось «над городом чредой холмов». Трудно скатиться над чем-то, да ещё и чредой… К сожалению, в таких случаях зрительный образ не возникает. А когда у читателя не возникает зрительного образа, считай, он потерял нить, утратил интерес. Вот это очень важно помнить авторам.

Столь же слабая связь и между такими строчками – «Хранят безмолвие могилы. // Без оправданий спор нелеп». Почему автор делает подобный вывод? Какие усматривает внутренние закономерности для выдвинутого тезиса? Разгадать практически невозможно.

А вот последняя строфа – просто замечательная. Чуть бы больше прозрачности, внятности – и стих мог бы засиять.

Вот ещё одно трёхстрофное стихотворение – «Над Вифлеемом звезда сияет» Виталины Дедковой. Написано ёмко, лаконично, очень при этом информативно и эмоционально насыщенно и практически исчерпывающе досказано. Очень хорош образ бессмертной синевы. Вообще весь текст оставляет весьма приличное впечатление. Если бы подтянуть концевые созвучия – получился бы по-настоящему высокий уровень. Но рифмы «сияет – края», «заблудших – души», «всеблагой – звездой» пока не оставляют стихотворению шансов и опускают его вниз.

На отличку – стихотворение Геннадия Рязанцева-Седогина «Рождество». Сделано оно с большим профессионализмом, с использованием ярких образов, интересно выстроено, пропущено автором через себя, при этом несёт в себе гораздо больше смыслов и сюжетных линий, чем обычный рождественский рассказ. Не получил этот поэтический текст призового места, думается, только потому, что он изначально, заведомо неконкурсный. То есть это – православная лирика, очень авторская, очень личная, глубокая, но, возможно, не рассчитанная на широкую аудиторию. Здесь перед нами истинный индпошив, а конкурсное жюри ждёт произведений, отвечающих более массовым, что ли, запросам. В общем, тут налицо просто небольшие жанровые нестыковки, как мне кажется. Потому что само стихотворение – в том лирическом посыле, в котором задумано – выполнено безупречно.

Замечательно написана «Зимняя сказка» Евы Романовой. Мне жаль, что стихотворение не получило той высокой оценки, которую, на мой взгляд, заслуживает. Лёгкая, ироничная аллюзия на известную песню Сергея Острового «У леса на опушке» выполнена так мастерски, так изящно и при этом настолько самобытно, что читается на одном дыхании и оставляет самое лучшее впечатление. Во всяком случае меня порадовал этот весёлый рассказ о приключениях Декабря. Пожалуй, я назвала бы один главный недостаток текста – он несколько длинноват. Нужно учитывать и стопность – строка сложена из двух трёхстопных ямбических фраз, вместе это шесть стоп плюс паузы в одной строке (а их в стихотворении тридцать две!), что, конечно, достаточно объёмно и тяжеловесно. Авторам желательно учиться вовремя останавливаться, а свою буйную фантазию вовремя обуздывать, иначе есть риск, что читатель не дойдёт до конца…

Очередное стихотворение из трёх строф – маленький шедевр Бориса Цукера «Морозная накинута узда…» Это социальная лирика, жгучая, саднящая, немного сатирическая, немного ироническая, парадоксальная и очень философски-печальная. Неожиданная концовка добавляет специй в это лирическое блюдо, оставляя взбудораженного читателя с большим количеством вопросов. Единственный, но решающий недостаток стихотворения – оно, как и седогинское «Рождество», тоже абсолютно неконкурсное.

Мне очень понравилось стихотворение Светланы Зайцевой «Звезда спасенья» – с точным посылом, с ярким использованием ключевых слов, с прекрасным русским языком и внятной концепцией, оно увлекает и вызывает ответный душевный отклик, добрые эмоции. В стихотворении есть лиризм и есть гражданская позиция, есть глубина – и есть хорошая лёгкость, полётность. Вот разве что автору стоит подумать над неудачным словосочетанием «гость с счастливым донесеньем» – поскольку всё-таки «со счастливым» будет как-то правильнее. К тому же необходимо убрать стык «гость-с-счаст». Может, это оттого, что и слово «гость» здесь не совсем на месте? Может, гонец? И попробовать чуть перефразировать:

Да, будут испытанья впереди…
Но со счастливым мчится донесеньем
Гонец – и с праздничных небес глядит
Звезда Любви, Надежды и Спасенья.

Да ещё заодно неплохо бы в первой строфе из двух «но» в начале строк попробовать оставить одно.

Ещё один канун Рождества – только ейский – оставляет самое благоприятное впечатление. Речь о стихотворении Лидии Вдовченко «Ейск. Зима. Канун Рождества». Здесь всё очень гармонично – выдержан единый ироничный стиль с использованием просторечной лексики, куда прекрасно вписывается приём олицетворения. И то правда – под пером этого автора оживает абсолютно всё: и звезда, дрожащая и хлюпающая носом, и хорохорящаяся ель, у которой по плечам льётся вода (вот это фантазия!), и щуплая баба-зима… Читается легко, весело, на одном дыхании. Причина непопадания текста в призовую десятку, пожалуй, в том, что он не совсем отвечает тематике конкурса. То есть он больше о погоде и горожанах – с их живописными характерами и картинками, – нежели собственно о Рождестве. Но если отвлечься от конкурса, то как самостоятельное произведение это стихотворение безусловно имеет право на жизнь и на читательскую любовь.

Интересное, но несколько длинноватое стихотворение «Рождество» автора Ильи впечатляет своеобразной архитектоникой, богатым авторским словарём, внутренней музыкой. Но помимо очевидного многословия есть и ещё несколько недочётов – легко, впрочем, при желании устраняемых. Например, непонятно в двух строчках «Сияет Вифлеемская звезда, // С младенцем благославная Мария» – а что, Мария, которая с младенцем чрез запятую, тоже сияет, как звезда? Чтобы уйти от таких читательских вопросов, автору стоит подумать над более точным согласованием. Или взять строчку «В ветхозаветную эпоху Иудеи» – она выбивается из размера совершенно неоправданно. Там дальше, кстати, есть и другие сбои ритма и изменения размера, что нарушает стройность всего построения. Несколько косноязычна строфа про великодушие – там неловко построены вопросы, плюс сочетание «у Бога» сливается и читается как «великодушие убого». Ещё весьма труднопроизносима строчка «Внимаю – голос ли Его, иль зов». Да и однокоренная рифма «ближе – приближен» текста не украшает. А последнюю, не самую удачную строфу (она схематичная и весьма вторичная) я бы вообще сократила, оставив в качестве концовки предпоследнюю. Полагаю, что автору стоит поработать ещё немного над формой – тем более что в стихотворении есть такие неоспоримые образные удачи, как «Природа в ожидании Христа // Возносит в небо лунную лампаду», или «Доносит ветер тихие стихиры», или «Примёрзли к небу крышами дома». Ради таких жемчужин есть смысл доработать стих.

Вот любопытный момент со стихотворением Геннадия Кучерова «Звезда». Вроде бы тут всё хорошо, всё на месте – и рифмы найдены звонкие, и тема раскрыта, и ключевые слова применены не формально, а весьма к месту. И всё же чего-то не хватает, что-то не так. Не получилось цельности, нет общего полотна, внутреннего движения, общей концепции, единого хребта… Отчего такое случается? Скорее всего, автор торопился, стремясь задействовать все ключевые моменты: сначала отрабатывал разные куски, затем собирал разрозненные части, а времени склеить, причём бесшовно, – не хватило. И получилось много каких-то нестыковок. И по смыслу, и по согласованию, и в плане метафор тоже – много спорного, неоднозначного, несочетаемого. Ну вот, например, самое начало: «Закружило, завьюжило – // побелела душа…» А душа побелела – это, в смысле, поседела? Или от злости? В самом начале текста мы ведь ещё не знаем, не понимаем авторского стиля, и автору в первых строчках следует быть предельно точным, исчерпывающе точным, чтобы ввести читателя в свой мир. Иначе читатель может остаться в недоумении. А выражение «по колени – снега» режет слух, поскольку принято говорить «по колено». А почему то, что тайга держит небо, это непростая история, а не красивая, например, или удивительная? А вот думы у автора, напротив, «верой легки». Но почему не трудны, например, верой? Разве вера облегчает думы? Ну, может быть, в каких-то случаях, но тут нет закона. Или вот ещё – логический вывод: «Частоколы и просеки – оттого занемог». Занемочь от частоколов – ну это ещё куда ни шло, но от просек-то почему занемог? Что за сила тайная толкнула? Что за связь такая между частоколами и просеками и авторским недомоганием?.. Или выражение «не на ели, не в золоте» – если вслух произнести, выйдет глагол «не наели»… Всё здесь, к сожалению, слишком случайно, необязательно, к тому же слишком частно, чтобы заинтересовать незримого собеседника, чтобы включилось читательское узнавание, эмпатия, читательский опыт наконец, усиливающий понимание авторских отсылов и образов.

Третье «Рождество» – у автора с псевдонимом Перри. Скажу честно, мне очень по душе это стихотворение – светлое, игривое, ажурное, с замечательными авторскими находками и чудесной музыкальностью слога. Настоящее рождественское, утешительное и немного волшебное стихотворение! Почему не заняло призового места? Не знаю. Возможно, члены жюри в свете сегодняшних событий и с учётом нашего сложного времени искали чего-то более трагически-глубокого – а тут такой лёгкий (но всё-таки далеко не легковесный!), годящийся и для детей, и для взрослых, рождественский опус. А какие замечательные, искусные рифмы, в том числе и составные – «прячется – пряничный», «за окнами – заохает», «не вычитать – мурлычет мне», «затворены – над двориком»… Ну, разве что не хватает (а может, они здесь и не нужны, как знать!) какого-то серьёзного или оригинального вывода, какого-то большего углубления в тему… И ещё – я бы поспорила с утверждением автора, что Библии неведомо то, о чём мурлычет кот. Ой, всё ведомо, всё, как говорится, включено))

Да и негоже Библию к соннику приравнивать. Тут как-то сразу из православного стихотворения высовываются языческие (или атеистические?) авторские установки. И понимаешь, что Рождество для автора – только дань традиции, повод для праздника, не более. А жаль…

А вот, например, «Свет Рождества» Дмитрия Лапаева полностью отвечает задачам и целям конкурса. Написано вдохновенно, последовательно, искренне, с полной отдачей, грамотно и убедительно. Не хватает, пожалуй, только пластичности письма, некой свободы в составлении предложений – всё время ощущается эта заданность, с которой автор посильно справлялся, эта напряжённая работа над словом, над согласованием, над размером. То есть видна кухня, которой не должно быть заметно в готовом произведении. У профессиональных швей есть такое определение качества работы – они смотрят изнанку и по швам определяют уровень мастерицы. Хорошо заделанные швы, а то и вовсе спрятанные – признак мастерства. А когда торчат нитки – значит, ещё надо учиться))

А тут, увы, нитки торчат, хотя, повторюсь, у автора есть все данные для развития и взятия высот. Но обязательно стоит проговаривать написанное вслух – до тех пор, пока не разовьётся слух внутренний. Тогда те места, где язык можно сломать, станут для автора заметнее, очевиднее. Ну, например, такая строчка – «Когда вдруг вспыхнет звёздочка, вещая». Практически непроизносимая. Или «что наступит снова час» – прямо скороговорка! Или «Даёт духовных сил и вдохновенье». Кстати, тут либо «даёт духовных сил и вдохновенья», либо «даёт духовные силы и вдохновенье». И стоит обратить внимание на слова-паразиты – из тех, что запихиваются в текст для удержания размера – вот как здесь: «И стало как-то на душе светло». Почему как-то? Как-то как? Совершенно необязательное словцо здесь. Так же, как и «вдруг», и «снова» – все эти уточнения, которые частенько используются авторами для поддержания каркаса стиха, его ритмики. Но желательно всё же заполнять строку только самыми необходимыми словами, без воды.

И ещё одно «Рождество» – от Галины Безкараваевой. По смыслу, по настроению всё замечательно! Но есть вопросы к форме стихотворения – перебои ритма, ритмическая разноголосица строф, неточно выраженные мысли и звуковые ляпы текста никак не украшают. Например, строчка «Ели застыли в преддверии чуда», конечно же, воспринимается как «Еле застыли в преддверии чуда». Возникает резонный вопрос: кто еле застыл? В строчке «К Спасителю мира добрые люди» сбивается размер. Фраза «С этого дня стал обычай в народе» составлена не вполне грамотно – правильнее сказать не «стал обычай», а «был принят обычай», «был заведён обычай» или «повелось так»: «С этого дня повелось так в народе – // Праздновать жизни священной начало!» Ещё – ритмически первая и третья строфы не равны второй и четвёртой. Такие сбои подходят для песни, где куплет и припев могут отличаться друг от друга, но в стихах лучше избегать подобных вольностей, если в них нет особой художественной, концептуальной нужды.

Отмечу ещё и такой момент: лучше не повторять рифму из строфы в строфу, а использовать всякий раз разные концевые слова. В данном же случае слово «чудо» рифмуется дважды – в первой и второй строфе (чуда – отовсюду, чуде – люди), что звучит назойливо и обедняет стих. Однако, подчеркну, у автора есть потенциал.

В стихотворении «Всё будет хорошо» Веры Романовской опять звучит надежда на лучшие времена, на торжество света над тьмой, и это прекрасно. Подводит авторский замысел только несовершенная форма, технические моменты, которые требуют серьёзных доработок. Ну, опять звуковые огрехи (это от неумения слышать свои стихи, проговаривать их, включать слух на все сто) – такие, как «мы мира», «как кочевой», «и мается», «не веселят уж санки» и т.д. Немало ннеуклюжих, а то и вовсе корявых предложений: «С ним обновимся, отряхнётся ржа»; «Что года Нового придёт рожденье» (неловкая инверсия); «Куда нам открывает вера двери» (звучит как имя – открывает Вера двери); «Мы этой сказки очень сильно ждали, // С коньками, санками придёт зима» (нет логической увязки внутри предложения). Всё это затрудняет и чтение, и понимание смысла. В общем, тут есть над чем ещё потрудиться автору.

Недочёты в стихотворении Любови Казачки «Моя радость – Рождество»примерно такие же, как и у автора выше. Прежде всего, это сбои ритма, слабые рифмы (звон – конь, постой – зимой и т.д.), отсутствие внутренней логики, неточные формулировки. И хотя в целом стихотворение симпатичное и вызывает ответное приятие, тут есть над чем поработать. Вот предложение – «Фейерверк, подарки и бокалов звон – // Жаль, промчится быстро, словно белый конь». Кто промчится быстро – фейерверк? Или бокалов звон? А что за белый конь имеется в виду? И таких моментов здесь немало. Вопросов получается больше, чем ответов. Я бы посоветовала автору стремиться писать более внятно, яснее выражать свои мысли, не накручивать на сюжет отвлечённых деталей, а идти от чёткой и зримой картинки. Больше строгости к каждому словосочетанию, больше строгости к самой себе – стих от этого только выиграет.

Ну и на закуску – стихотворение Елены Мальцевой «Радость». И опять здесь горит тот самый «огонёк надежды», без которого праздник Рождества Христова, наверное, просто невозможен – и даже бессмысленен. Сразу оговорюсь, что к характеру повествования у меня нет никаких претензий – по внутреннему настрою стих хорош. Но некоторые строчки меня как читателя прямо ввели в ступор. Ну вот, например: «На небе солнце да луна, как в мыле, // Петь колыбельные им, не задув огня». Солнце и луна, как в мыле?! То есть крутятся с бешеной скоростью, умотались? Образ кажется некорректным и даже грубым – именно в данном контексте. А кто будет петь им колыбельные? И почему «не задув», а не «не задувая»? И о каком огне речь? Есть ещё невнятная строка: «Нет права звёздам меркнуть, тот покой храня». Какой-такой «тот покой»? Как это – «нет права звёздам»? Может быть, всё-таки, «нет права у звёзд»? И ещё несуразная фраза: «А поутру Спаситель человека // Протянет руки к людям…» Выходит, он сначала спас какого-то человека, а потом пошёл к людям, протягивая руки… А вот ещё – про сердце, которое какими-то текущими делами занято: «…Растает сердце снежной королевы, // На день забросит все текущие дела». Ну прямо: ух!

Ну и, конечно, такие моменты, как «ладан с смирной», лучше в стихи не пропускать, стараться находить достойную замену. Возможно, придётся чем-то пожертвовать – то ли ладаном, то ли смирной. Главное, чтобы выиграло стихотворение в целом. Вот к этому стоит стремиться более всего.

Ещё раз, друзья мои, благодарю всех за участие, за интересные и яркие стихи, за отличные тематические ракурсы и потрясающие образные ряды! Вы были на высоте!

С Рождеством! Добрых нам всем перемен, мира и новых хороших стихов!

До новых встреч!

Ваша Валерия Салтанова.

Дорогие друзья!

Конкурс “Рождество” привлек внимание своим особым настроением и тематикой. В рождественские дни люди испытывают особую радость и волнение, именно эти эмоции можно найти в произведениях участников конкурса.

На конкурс были представлены самые разные произведения, каждое из которых отразило внутреннее отношение автора к Рождеству.

Читая произведения участников конкурса “Рождество”, я отчетливо почувствовал тепло и доброту, присущие этому празднику. Авторы, используя разные стили и манеры изложения, передали атмосферу семейного счастья, взаимной поддержки, мира и надежды

Одно из главных преимуществ конкурса – его доступность. Каждый желающий мог принять участие, отправив свою работу для участия в конкурсе. Это создало очень доброжелательный творческий фон.

Разнообразие тем, которые были затронуты в рамках конкурса, впечатляет. Здесь можно найти работы о значении семьи, о важности доброты и сострадания, о том, как Рождество объединяет людей. Каждое произведение, я уверен, оставит след в сердце читателя.

В который раз скажу о том, что некоторые сильные, с точки зрения поэтики, стихотворения не стали призерами. Такая ситуация типична для поэтических конкурсов. Члены жюри оценивают произведения в ограниченное время , в потоке и сравнении. Они не видят и не знают ни имен, ни заслуг авторов. Они не имеют возможности вернуться к произведению через неделю, месяц, и сверить поэтические внутренние часы. Увы, они обязаны оценить – здесь и сейчас!

Поэтому побеждают порой стихи по мастерству и внутреннему содержанию равноценные, но более броские, резкие, с яркой образностью и четкой поэтической стилистикой. Такова природа конкурсов.

Подробный обзор произведений конкурса представит главный редактор сайта Валерия Салтанова. Я же поздравляю вас с очень светлым праздником – Рождеством Христовым! Счастья вам, мира и добра!

Лев Вьюжин.

Комментарии

Подписаться
Уведомить о
26 коммент.
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля