ЛИТПОЭТОН-КОНКУРС

Литературные конкурсы. Призы, обзоры, комментарии. Сайт альманаха "Гражданинъ"

Обзор конкурса «День Победы» 

«НАШЕЙ ПРАВДЫ СОКРОВЕННЫЕ ИСТОКИ»

Обзор поэтического конкурса «День Победы»

Дорогие друзья, вот и завершился такой непростой и волнующий душу каждого истинного патриота России конкурс поэзии «День Победы». Писать о Великой Отечественной войне, о её героях и о том горе, которое она принесла в наши семьи, ох как непросто, а потому и оценивались работы участников с пониманием всех высоких задач и немалых проблем, которые ставит перед каждым автором такая нерядовая тема.

Всего на конкурс было подано тридцать с небольшим стихотворений, но некоторые заявки модератором были отклонены. Основная причина – неполное использование ключевых слов, что является грубейшим нарушением конкурсных условий. Пожалуйста, будьте внимательнее и перепроверяйте все свои черновики, где-то в глубине которых, скорее всего, запропастилось одно из необходимых тематических слов.

Также есть ещё один немаловажный момент, о котором не могу не сказать – встречаются очень небрежно написанные работы, с большим количеством пунктуационных и орфографических ошибок. Не хочется никого отпугивать и обижать, но всё же должна заметить, что такое количество ошибок и опечаток – это неуважение не только к организаторам сайта, но и к Его Величеству Русскому языку. И в следующий раз самые «грязные» произведения будут также удаляться модератором и не допускаться к участию в конкурсе. В помощь всем нашим авторам – специально включённые в программу конкурсов платные услуги корректора и редактора, где за очень щадящую цену вы можете получить квалифицированную помощь нужного вам специалиста. Советовала бы всем, кто не очень уверен в собственной грамотности, не пренебрегать этой простой и доступной функцией нашего сайта.

И ещё хочу напомнить, что конкурсные стихи не должны превышать 60 строк (даже этого многовато, во многих классических поэтических конкурсах такое ограничение – 40 строк), а строки считаются вместе с промежутками между строфами. В этот раз стихотворение Михаила Коваленко «Я родился девятого мая», в котором 66 строк, попало в общий лонг, но в будущем стихи большего объёма будут исключаться модератором из участия в конкурсе.

А теперь – приятный момент: поздравляю наших лауреатов с заслуженной победой! Выбор жюри был не из лёгких, ведь среди заявок многие стихи и полностью соответствовали теме, и отвечали всем конкурсным критериям, и были написаны на хорошем художественном уровне. Конечно, в такой остросоциальной теме непросто избежать заданности содержания и некоторой схематичности формы. Оно и понятно: такая тема часто требует не просто размышлений, но внятного сюжета, а сюжетные стихи трудно писать на одном дыхании, сохраняя лёгкий и непринуждённый слог – для этого необходимо очень высокое мастерство. И отрадно, что несколько стихотворений оказались на самом высоком уровне.

Прежде всего это практически единогласно признанное лучшим стихотворение Валентины Паевской «Русское крещендо». Автор напоминает всем о победе русского народа в Великой Отечественной войне и обращается к Европе с предупреждением:

…Пройдут года, минуют сроки –
И в час принятия решений,
Европа, вспомни про уроки
Своих постыдных поражений!..

Сама мысль обыгрывалась уже в разных интерпретациях у других поэтов, но автору удалось преподнести своё стихотворение в новом ракурсе, впрямую столкнув цели России и её врагов, показав гнилое нутро западной фашистской идеологии. Как мощно звучат слова автора, полные гордости за родную Отчизну:

…Для нас Отечество священно –
С размахом подвигов былинных
Святое русское крещендо
Весною грянет над Берлином.

Написано широко, образно, свежо, темпераментно. Кстати, в этом конкурсе мнение жюри полностью совпало с оценкой нашего шеф-редактора, вручившего свой спецприз именно этому стихотворению. Браво: чистая победа!

Совершенно иначе решено стихотворение Татьяны Павловой-Яснецкой «Вальсы», по праву занявшее вторую ступеньку нашего почётного пьедестала, – оно написано в более интимной, сокровенной манере, от первого лица, с использованием подробностей обстановки и примет послевоенного времени, знакомых героине не понаслышке:

…Мы танцевали вальс-бостон,
хоть шаг наш был и маловат,
под раз-два-три зелёных крон –
детишки выживших солдат.

Сила таких стихов – в личном авторском восприятии событий, в тонких узнаваемых деталях и образных характеристиках эпохи – таких, как «Уже не первый мирный май // сходил с весеннего холста», или «для мам, пасущих детвору», или «Шумели кронами дубы //под прибалтийские ветра, //седые баловни судьбы, // ещё заставшие Петра». А какой удивительный взгляд на послевоенный Ленинград даётся в стихотворении:

Друг против друга у Невы,
как на египетских песках,
лежали сфинксы, словно львы,
в гранитных, каменных тисках.

И читатель невольно проникается духом тех времён, когда гремели марши Победы и народ-победитель кружился в вальсах во дворах и на танцплощадках, потихоньку отходя от страшных военных потрясений и потерь.

Ещё один стих-победитель – «День Победы» Ольги Альтовской, в котором с большой эмоциональной силой утверждается вера в нашу грядущую победу как неизбежное повторение истории:

Я верю: иначе не может случиться! –
Закончатся битвы, сражения, стычки,
И мир воцарится. И – радость на лицах!
И в небе – ликующих птиц переклички!

Вернутся к любимым Аскеры, Иваны,
Ашоты, Русланы, Маруси, Ахмеды –
Все русские! Сядут за стол ветераны
И выпьют за новую нашу Победу!

Яркое и умелое соединение прошлого и будущего, отточенность формы и подлинность переживаний отличают эту замечательную конкурсную работу.

Во всех остальных стихах можно найти свои плюсы и минусы – в разных пропорциях, и об этом хорошо бы поговорить более развёрнуто. Например, хорошо воспринимается стихотворение Николая Колчина «Шальной осколочек». Внешне выполненное предельно просто, оно представляет собой стилизацию под народные жанры – частушки, раёк: пяти-шестистопный хорей, отсутствие вычурности, слегка меняющийся рефрен, внутренняя напряжённость и упоминание Божьей на всё власти в конце производят сильное впечатление:

…Я вернусь, когда закончится
Эта долгая война.

…Я приду, когда закончится
Эта страшная война.

Всё случится, всё закончится –
Если тот слепой прилёт,
Если тот шальной осколочек
Кто-то свыше отведёт.

Но в этой простоте кроется и большая опасность для автора: рефрен с одной и той же рифмой требует точного подбора слов, при этом ограничивая поиск. К слову «война» рифмы подобрать проще, хотя многие из них уже заезжены донельзя (весна, жена и тишина, например), а вот слово «закончится» авторскую задачу сильно усложнило, и не везде звук идеален. А если звук неплох, то смысл прихрамывает: «роскошества – закончится» на слух неплохо воспринимается, но образ победного роскошества несколько выпадает из общего контекста, к тому же и стилистически слово «роскошество» не совсем из этой оперы. Так что тут есть ещё над чем автору подумать.

Яркое решение в стихотворении Лидии Вдовченко «Донбасс-2023» – центральный образ фашистского танка очень зримо предстаёт перед глазами. Автор одушевляет предназначенную для массового убийства машину и выражает надежду на то, что после победы России произойдёт возвращение к мирной жизни – настолько, что даже эта машина смерти пройдёт полную демилитаризацию:

И танк с обгоревшею башней
Излечится мирной судьбой
От жути военной вчерашней –
Он выйдет, как трактор, на пашни
И плуг поведёт за собой.

Танк, который «излечится мирной судьбой» в случае победы добрых сил, – это образ, так необходимый сегодня всем нам для веры, для душевных сил, для нравственной опоры. Для меня это стихотворение несомненно стоит в ряду лучших в данном конкурсе.

Напряжённый размер стихотворения Игоря Миронова «Одоление», напоминающий известную песню военных лет «У деревни Крюково», сразу погружает читателя в атмосферу нынешнего военного противостояния. Жёстко, наотмашь создаются образы, пишется автором портрет современных событий, сегодняшнего дня:

Стонут в плясках огненных
Наши образа.
Отольётся погани
Каждая слеза!
Грозный меч над бесами,
Словно судный знак,
Вознесёт победная
Русская весна.

В такой чеканной форме с короткой строкой видна каждая деталь. Я бы посоветовала автору тщательнее подбирать рифмы, относиться к звуку более уважительно. Здесь очень много приблизительных рифм, которые размывают не только структуру, но и смысловую наполненность стихотворения – таковы закономерности, которые существуют в поэзии помимо нашей воли. И если «огненных – погани» ещё возможно считать рифмой, то «крест – бред» уже рифмой можно назвать с трудом, «до времени – освобождения» – увы, тоже. Хотя в целом стихотворение впечатляет энергией и напором, образным строем, безграничной верой в русскую правду.

Ненамного отрывается по баллам стихотворение Дмитрия Горчакова «Благодарная свеча». Текст выразительный, художественно богатый, притягивающий читательский интерес. Однако в нём есть один не явный, но существенный недостаток: слишком длинно закрученные предложения лишают стихотворение необходимой энергии. Небольшая парцелляция здесь точно бы не помешала. Если читать стихотворение вслух, сразу будет понятно, как сложно здесь брать дыхание: каждая строфа – практически законченное предложение с кучей зависимых слов, деепричастий и вводных. С одной стороны, речь пластична, но с другой – перетянутые предложения мешают воспринимать мысль. Потому что пока предложение завершается, можно упустить то, с чего оно начиналось.

Поясню на примере. В стихах действует непреложный закон строки – то есть обычно строка являет собой завершённую мысль, фразу, а то и предложение. Конец строки – незримая ритмическая разделительная черта, которую и авторы, и читатели, наделённые чувством ритма, хорошо чувствуют. Перенос смысла на другую строку, продление предложения за рамки одной строки, безусловно, возможны, но это приём, которым нужно умело пользоваться и ни в коем случае не злоупотреблять. Иначе получится вот такая строка: «Взойдут к Престолу и места». Пока перейдёшь на следующую строчку, смысловая нить уже утеряна. Или вот строфа – чтобы вникнуть и до конца уяснить её смысл, приходится внимательно перечитывать несколько раз:

Во всяком времени Руси
Есть искупительная радость
Весны, дарованной в награду
За правоту духовных сил.

Вроде всё правильно, но как же длинно и сложно выражена мысль! В конце же автор превзошёл самого себя и растянул одно предложение аж на шесть строк, начиная с «Мы будем жить» и заканчивая «Героев праведно чиста»! А ведь обилие причастных и деепричастных оборотов делает стихотворение вязким и сложным для понимания, хотя – повторюсь – и задумка, и авторская работа над словом здесь вполне на высоком уровне.

Совсем чуть-чуть отстало по баллам стихотворение «После войны» Наталии Борисовой. Для меня оно – одно из самых ярких произведений конкурсной подборки. Кстати, вот в этом стихотворении как раз очень правильно распределена энергия строки, хорошо берётся дыхание, автор здорово чувствует фразировку и умело расставляет паузы:

Как же долго шли они к победе
По дорогам фронтовой судьбы…
Выжили! Дошли! И снова дети
Появляться стали, как грибы.

Вообще, всем хорошо стихотворение – и замыслом, и сюжетом, и точным словесным воплощением. Разве что местами простоваты, слишком ожидаемы рифмы: если «ребёнка», то рядом, конечно, «пелёнки», к «волне» тут же подстраивается весна, к «войне» – «тишине»… Это снижает самобытность текста и, как следствие, его художественную ценность. Я бы посоветовала автору сосредоточить внимание на поиске более неожиданных ходов и созвучий.

Рядышком стоит и стихотворение Алексея Сухова «Радость» – такое звонкое, ясное, полное надежды и уверенности в завтрашнем дне. Произведение привлекает именно своим оптимизмом, внятностью, лёгким дыханием – и это несмотря на такую сложную, даже тяжёлую тему. Автору действительно удалось наполнить стихотворение нотками светлого чувства и заразить этим чувством читателя. Единственное, пожалуй, замечание – мало авторских находок, достаточно всё предсказуемо. Часто повторяю, что Пушкин говорил: «Поэт – это эпитет». И это действительно так: эпитет во многом определяет лицо стихотворения, творческий почерк и в конечном итоге – индивидуальный стиль автора. А здесь мы видим, что зло – чёрное, солдаты – святые, восторг речей – звонкий, даты – великие, знамя, конечно же, – плещет, а время – неумолимо. Это так называемые эпитеты первого ряда – то, что сразу приходит на ум в связи с каким-то образом. Попробуй автор копнуть поглубже, посмотреть шире – и стихотворение может заиграть совершенно новыми красками. Например, вместо шаблонного «Неумолимо время, // Но непреклонна жизнь» (да и что такое непреклонность жизни?) сделать более афористичное и точное по мысли: «Пусть бессердечно время, // Но милосердна жизнь». Вместо «наших святых солдат» – «помнящих ад солдат», предположим, и так далее. Тут есть простор для авторской фантазии, есть, в каком направлении двигаться.

В нашем конкурсном поэтическом параде есть и второе одноимённое конкурсу стихотворение – «День Победы» Юлианны Андреевской. Счастье от известия о Победе настолько переполнило женщин, что они пустились в пляс прямо в луже под дождём, даже не замечая этого! Интересная по сюжету и эмоциональной наполненности вещь, пробуждающая сильные читательские чувства:

«По-бе-да!» – проносилось по дворам.
И листья зрели, сочные, живые,
с кустов сирени слёзы дождевые
сбивала влёт шальная детвора.

Автору разве что не хватило техники письма – например, в строчке «босое счастье выплескав наружу» неудачное слово «выплескав» хорошо было бы заменить на «выплеснув», это более благозвучная форма данного деепричастия. В строчке «но ветер тучи гонит до границы» слова наскакивают друг на друга из-за того, что три двусложных слова с одинаковым ударением идут подряд, сливаясь в невразумительную кашу: «ветертучигонит». К тому же в этой строфе говорится о слишком большом количестве звуков, которые не создают единой картины. С одной стороны, ещё слышны раскаты грома, а до этого женщины шумно отплясывали и кто-то по дворам кричал «Победа!», тут же и птицы заодно поют, вплетая трели «в святость тишины». Позвольте, а тишина-то откуда взялась тогда?

Не очень внятно и с временами года. Тут какая имеется в виду граница – с Северным полюсом, что ли? Девятого мая весне пора уж прочно обосноваться в России (уже и лето на подходе!), а здесь птицы весну ещё только-только зовут.

Есть и нестыковка во времени – в сюжетных стихах всегда нужно внимательно следить за временами глаголов. Потому что иначе у читателя в голове возникнет путаница. Получается, что женщины отплясывали, листья зрели (глаголы прошедшего времени), а далее ветер тучи уже гонит (настоящее время), затем птицы весну позвали (опять прошедшее) и так далее. Совершенная и несовершенная глагольные формы тоже скачут от одной к другой и обратно. Это вносит сумятицу. А все эти моменты вместе мешают авторской задумке воплотиться в полной мере – а значит, и дозвучать до читателя.

В стихотворении Тимофея Дьяконова «Майские дни», написанном от лица столетнего ветерана, очень хороша задумка и здорово стреляет концовка – сильно, проникновенно, высоко:

Я уйду – а ты Победу сохрани!
И добудь свою – таков твой долг высокий!
Эти майские ликующие дни –
Нашей правды сокровенные истоки.

Но первая строфа снижает уровень совершенно избитой рифмой «раны – ветераны», которая в виду своей затасканности может вызвать у читателя только раздражение. Ну правда, эта рифма где только ни использовалась и уже просто навязла в зубах! Нужно обязательно стараться уходить от тех рифм, что первыми приходят в голову, что называется – копать вглубь себя. Дело в том, что, используя типичные, ходовые рифмы и не давая себе труда искать другие смыслы и значения, оттенки и ассоциации, автор обедняет лексический строй стихотворения, опрощает его. Не лучший выход, кстати, и слабые, неточные, расхристанные рифмы – вроде «солдатский – даты». Если автору в этом направлении провести более тщательную работу, может получиться отличный текст.

На следующем же стихотворении – а это «Я родился девятого мая» Михаила Коваленко – хотелось бы остановиться подробнее и провести небольшой ликбез. Это как раз то произведение, которое, несмотря на полное тематическое соответствие условиям, едва не исключил из конкурса модератор за превышение объёма. Но, возможно, не все понимают, из каких соображений устроители конкурсов выдвигают подобные ограничения. А дело в том, что лирическое стихотворение имеет свои особенности и в принципе обязано укладываться в три-четыре строфы – максимум, пять-семь. Любой сюжет или авторская мысль должны ограничиваться некими сдерживающими рамками формы, если, конечно, это не цикл стихотворений и не поэма. Автору должно хватить мастерства выразить свою идею в небольшом поэтическом произведении, которое легко читается, усваивается и понимается читателем. Если же автор не укладывается и выходит за определённые границы, это чаще всего свидетельствует о его неумении выстраивать стихотворение, соотносить метрику и содержание, выражаться кратко, владеть искусством формулировок. То есть в таких стихах обычно много «воды» – сюжетных растяжек, длиннот, образных повторов, пустых, несодержательных деталей и т.д. В то время как в хорошем стихотворении всё подчинено замыслу и всё работает на художественный образ, а значит, нет и не может быть ничего лишнего.

Вот и возникают такие не самые лучшие моменты, как, например, в этой строфе (в остальных строфах проблем не меньше):

Взрывы те, как удары по нервам,
Разрывали ребячии сны.
Моя мать родилась в сорок первом –
В год начала ужасной войны.

Слово «ребячьи» автор был вынужден удлинить, придумав корявый «неологизм» «ребячии», потому что места в строке оказалось многовато (ещё бы, ведь стих растянут аж на 13 строф, надо же их чем-то заполнять!). Вот и выползают всякие «каки» («Взрывы те, каку дары»), тавтологичные эпитеты («ужасной войны» – как будто война может быть прекрасной!) и смещения ударения на местоимениях («Мо́я мать родилась в сорок первом»).

Автору нужно учиться писать более ёмко, выжимать из строчек воду и ответственнее работать над стихосложением. Хотя душевность, эмоциональная насыщенность и чувство формы (ритм, размер, рифма) у него уже есть.

Грешит длиннотами и следующее стихотворение – «Он – один, её мужчина, на соседних два села» Галины Бендюк. Неплохая заявка – стилизация под частушку, народная основа, содержательное внутреннее наполнение. Но тоже хромает стихосложение, мысль с трудом вмещается в короткую строку, а в результате – усекается порядок действия и нарушается плавность сюжетной линии.

Ну, например, фраза «А совхоз в округе знатный // И с названьем «Комсомол»». Почему «и с названьем»? Только потому что в строке ничем не заполнялся «лишний» первый слог? Ну, сделали бы «под названьем» или даже шутливо: «А совхоз в округе знатный, // Окрещённый «Комсомол». Нужно искать синонимы и ассоциации, тратить больше времени на написание стиха, пытаться добиваться того, чтобы строка звучала так, как того требует само стихотворение, а не так, как получается у автора.

Или непроизносимая строчка «ордена Фрол надевал» – ну никак слово «Фрол» не вписывается в размер, торчит из-за ударного слога, который попадает на безударный! А в народном варианте четырёхстопного хорея не должно быть никакого спондея (это когда под ударение попадает каждый слог или рядом стоящие слоги) – это прерогатива более сложных стихов, с другой совершенно структурой (как, например, цветаевский четырёхстопный ямб «Вся́к до́м мне чу́жд, // Вся́к хра́м мне́ пу́ст…», где для создания большего эмоционального напряжения ударным является каждый слог). Конечно, здесь стоит заменить на более плавно читающуюся строчку – предположим, «Фрол награды надевал».

И, конечно, при всей простоте формы не стоит скатываться в примитив, потому что такие бледные и отдалённые рифмы, как «фронтовой – долой», «холмом – кругом» и «слышу – вижу», очень снижают художественную ценность стихотворения, его общий уровень.

В стихотворении Марины Ермаковой «У вечной памяти» много удачных моментов, касающихся художественной части, – сочность слога, крепкий сюжет, эмоциональная составляющая, – но, к сожалению, хромает техническая сторона. Когда пишешь стихи, необходимо их проговаривать вслух – без серьёзных навыков и тренировки внутреннего слуха только так можно обнаружить звуковые ляпы, которые являются опасными подводными камнями русского языка. Нельзя забывать, что иногда сочетаемость слов, внешне и семантически прочно связанных, может выдать непредсказуемые, неожиданные звуковые диссонансы. Здесь это бросается в глаза с самого начала – уже в названии звучит совершенно ненужное слово «увечной», которое уводит смысл в прямо противоположную сторону. И вот так по авторскому недогляду вместо вечной памяти мы получаем увечную память, а внутри стихотворения – ещё и дополнительный увечный огонь…

Есть проблемы и с согласованием – например, в этой строфе:

В том сорок первом памятном году,
Когда в кромешной сутолоке ада,
Врасплох застигнутые, как в аду,
Сражались в Бресте первые солдаты.

Здесь нет продолжения (или окончания) мысли. В том году, когда в сутолоке ада сражались солдаты – а дальше что? Здесь явно оборот с «когда» лишний. А ещё очень неудачно звучит словосочетание «как в аду», плюс слово «ад» повторяется дважды. Смущает и образ «сутолоки ада»: ад – это не сутолока, это что-то посильнее. Да и «ада – солдаты» рифма весьма условная, и если хорошенько проработать строфу, может получиться более внятный логический и образный ряд:

В том сорок первом памятном году,
В кромешном зле, ни в чём не виноваты,
Врасплох застигнутые в том аду,
Сражались в Бресте первые солдаты.

Впрочем, тут возможны и другие варианты. Хороша последняя строфа, хорош объём стихотворения – его как раз достаточно для выражения главной идеи и для пробуждения читательского воображения. Однако не стоит ломать уже сложившуюся структуру строфы: раз с самого начала используется перекрёстная рифмовка, то в последней строфе лучше не менять её на опоясывающую. Это сразу обнаруживает авторскую неспособность справиться с формой – если, конечно, этот приём не решает каких-то особых художественных задач.

Очень приятное впечатление производит «Парад Победы» Киры – здесь как раз есть краткость, звонкость мысли, точность фразировки. Пожалуй, только чересчур бодрый взят размер – не вполне соответствующей глобальности и трагизму темы. Ведь это не день рождения и не Восьмое марта, а День Победы в такой страшной войне, который достался столькими потерями! Об этом авторам нельзя тоже забывать: иногда размер может уничтожить всю авторскую задумку, увести читателя в другие области переживаний или ослабить воздействие стиха. Именно это и происходит в данном стихотворении – весёленький, даже разбитной четырёх-трёхстопный хорей исподволь настраивает на гораздо более легковесные чувства, чем предполагают заявленная тема и сюжет:

Светлой памятью людской
Озарён парад.
Мощь державная рекой
Льёт за рядом ряд.

Слова произносятся, но, увы, никакой мощи державной не чувствуется из-за облегчённой метрической структуры. Таким размером обычно пишутся стихи для детей или бодрые речовки (что-то вроде «День седьмого ноября – красный день календаря» Маршака). И всё впечатление рассыпается, к сожалению. Когда про сакральный код говорится в столь фривольном размерчике, то результат получается прямо противоположным желаемому.

А вот как раз у Веры Устенко в стихотворении «Солнце Победы» и очень удачно выбран размер – это четырёхстопный дактиль, и, в отличие от произведений многих участников нынешнего конкурса, виден напряжённый поиск незаёмных, собственных, оригинальных эпитетов и образов. И это, конечно, приносит свои плоды:

И поскакали бандеры-шухевичи –
Отпрыски злыдней и зла – за кордон,
Да угодили там в бездну Малевича,
В чëрную пустошь – от света загон.

Здесь действительно много авторских находок: и «небо просевшее и узловатое», и «непогода бунтарная», и «адовы изверги», и «чёрная пустошь», и «света загон», и даже «сверхфеерверки». Целая россыпь неожиданных образов! Но, может быть, их даже многовато – происходит некоторое перенасыщение сложными и необычными эпитетами и тропами, за которыми порой пропадает сама мысль, не считывается сюжет. И читателю приходится продираться сквозь эти вензеля сравнительных оборотов к сути авторского повествования, что создаёт дополнительные барьеры на пути к смыслу, а значит – и к эмоциональной читательской отдаче. О таких вещах авторам тоже не стоит забывать. Как говорится, слишком хорошо – тоже нехорошо.

Подобные смысловые усложнения встречаются и в стихотворении Софьи Герман «Знали». Интересный текст – есть развитие, кульминация, чёткая графика. Однако в самом же начале сталкиваемся с шарадой: «Твёрдостью духа исконною // Ткань нашей памяти соткана». Пока не поймёшь, дальше читать бесполезно, а понять с ходу не получается. То есть ткань памяти соткана твёрдостью духа? Смысл маячит, но весьма отдалённо. А твёрдость ещё и исконная. То есть основу нашей памяти составляет изначальная твёрдость духа, так? Ну очень туманно! Конечно, работая над подобными формулировками, автор не должен забывать и о читателе – чтобы тот на самом деле вбирал каждой клеточкой поэзию, а не корпел над смысловыми ребусами.

Дальше идёт три эпитета к слову «недруги» – «жадные, злые, извечные», и они не очень хорошо воспринимаются из-за своей неравноценности, так как взяты из разных смысловых рядов. Жадные и злые – это про характер, а извечные – про происхождение во времени. Немного образ рассыпается. И почему они взвоют в алчности над нашими недрами? Здесь чувствуется эмоциональный пережим, который, по замыслу автора, должен работать на читательские чувства, но на деле выходит наоборот. При эмоциональном пережиме у читателя немедленно возникает ощущение фальши, и вот это самое страшное. Лучше немного недожать, рассчитывая на читательское воображение, чем перегнуть палку и сгустить краски так, что читателю станет от этих страшилок не страшно, а смешно. Или скучно. К сожалению, это совершенно реальная опасность вот таких перегибов. Тем более что автор на этом не останавливается, и далее следуют «в геенну ведущие бесы порочной мистерии», которые «взвоют над нашими душами в диком припадке безверия». Вместо всего этого нагнетания гораздо мощнее мог бы сработать всего один точный и жёсткий эпитет, один образ, одна метафора. А в таком количестве накаляющиеся страсти уже просто не работают. Впрочем, концовка здесь удалась – она светлая и прозрачная, а потому серединка так и просится в доработку.

Очень симпатичное стихотворение Ольги Гультяевой «Письмо» – но тут другая проблема: очень всё идёт по накатанной, читателю не за что зацепиться. И написано гладенько, и сюжет хороший, но всё это уже было, и не раз – вот такие письма воинов домой, к любимым, с обещанием вернуться и с просьбой ждать. Но нет в стихотворении изюминки, какого-то неожиданного поворота, хода, ракурса, которые сделали бы его фактом литературы, а ещё лучше – искусства. Вот как симоновское «Жди меня»: несколько строф – и читатель уже в плену магии чьей-то любви, разлуки, горя, надежды на будущее… А просто последовательный пересказ и описание эмоций и действий такого впечатления не производят – это ещё не поэзия, это пока только рассказ в рифму. Сердце неискушённого читателя такие строки могут тронуть безыскусностью и силой самой темы, но для читателя более высокого уровня эта история будет достаточно банальной.

А вот «Ночной стих» Семёна Зырянова стоял бы в ряду лучших стихов лонга, если бы не некоторые технические огрехи. По чувству и по динамике стихотворение просто безупречное. Однако общее впечатление портят затыки различного рода – например, убийственная рифма «обелиском – политом». Или туманная строчка «Воюем наши «крохи», наши «пяди». Как мы их воюем? Наверное, всё-таки не воюем, а отвоёвываем? Или воюем за них? Дотянуть бы это место. И – в самом конце нарушен размер, что нежелательно и внутри стихотворения, и тем более для финала: «Звезда скользнула в предрассветье чутком, // Оставив яркую, тревожную черту». Нужно постараться, сохранив смысл и внутреннюю мелодию, не выбиться из ритма. Например: «Скользнув тревожно в предрассветье чутком, // Звезда оставит яркую черту». Или: «Звезда скользнула в предрассветье чутком, // Оставив там тревожную черту».

В общем, немного бы доработать.

С настроением написано стихотворение Гипты Таулен «Бессмертный полк», хотя и несколько схематично. Здесь есть очень удачная, глубокая и образная строфа, на которую автору нужно обратить внимание – это то, в каком стиле желательно писать и всё остальное, к чему следует стремиться:

Но жизнь-то не закончилась, везде её начало,
На каждой ветке прошлого гнездятся соловьи.
Сиренью и гвоздиками проспекты укачало,
И ветры стали пьяными – губами их лови.

А вот в первой строфе несколько неясно, что имеется в виду, в чьём потоке гремят оркестры: «Гремят оркестры праздника в его потоке бурном». То ли речь идёт о Петербурге, то ли о Невском, то ли всё-таки о празднике. Когда так далеко отстоят друг от друга части предложения, автору стоит давать уточнение и не забывать, что читатель не должен заниматься расшифровкой ваших головоломок.

И не очень ясно, почему на портретах победителей находятся именно «глаголы» имён. Где в именах глаголы? Скорее, наверное, «с названьями имён»? Или «со списками имён»? Или «с величием имён»? Здесь же – и ещё одна загадка: в строчке «Колышет море юности на памяти отцовой» что имеется в виду? Как море может колыхать на памяти? Да ещё и колыхать портреты? Сложновато для постижения, недокручено, недодумано.

Зато в стихотворении Людмилы Осиповой «Победа – общий для России позывной!» нет никаких сфинксовых загадок – оно внятное, доходчиво изложенное и хорошо работает на читательские чувства. Немного бы доработать и привести к единому размеру все строчки – было бы идеально. Например, взять за основу первое двустишие: первая строка на слог короче – и выстроить все строфы по этому образцу. Стихотворение от этого только выиграет. Ещё смущает строчка «Радость в квадрате будет новою весной!», поскольку произносится как «радо́сть в квадрате». Да и сам образ радости в квадрате какой-то слишком притянутый за уши. Ну и убрать тавтологию в сочетании эпитетов «как ужасный адский сон». Уж или ужасный, или адский!

Наталье Неженцевой в её стихотворении «Выше наград», пожалуй, не хватило более богатых и интересных рифм. Выбранные автором простоватые и незвучные рифмы «тихие – великие», «вы – мы», «молода – ордена» упростили звуковой строй стиха, смазали ясность и ладность построения. В остальном же сильное по эмоциям и честно написанное произведение.

Стихотворение Ульяны Башкировой «Я горжусь тем, что живу в России!» искреннее, в нём звучат неподдельные авторские чувства, но оно слишком «домашнее» – такое, для внутреннего употребления. В качественном, по-настоящему сильном стихотворении обязательно должно быть какое-то обобщение, вывод, знаковый посыл – то, что тронет сразу многих людей, иначе оно останется личным дневником в рифму. К тому же здесь, как и во многих стихах лонга, присутствует определённая схематичность, сюжетная заданность. Тему автор раскрыл, а вот какого-то полёта, искорки в стих заложить не удалось:

Дядя Алексей мой был героем,
Возглавлял подполье в городке.
Восхищения, радости не скрою –
Красные цветы в моей руке.

Это только констатация фактов, а нужны ещё образы, эмоции, особый авторский взгляд. Этого здесь недостаёт.

В стихотворении Екатерины Ивановой «Всё звучит эхо русской войны» немало хороших находок, есть настроение, есть определённый вкус. Правда, автору пока не хватает мастерства – засилие простых глагольных рифм, звуковые и ритмические стыки и накладки («И-идут», «Ко́гда в поезд», «с беды», «и у нас ра́стут дети»). Не очень удачные строчки «И ни разу страна не сломилась, // И Победой война прервалась!» Лучше сказать «и ни разу страну не сломили», чем «не сломилась» – это меняет смысл. Прервать войну победой – тоже неказисто выраженная мысль. Слово «передок» имеет определённую негативную коннотацию, которая здесь совершенно неуместна. В общем, совет автору: больше внимания к мелочам, ибо мелочей на самом деле в стихах нет и быть не может. Здесь всё – главное.

Трогательное стихотворение Александра Прошина «Медсестра» портит неточность рифм (победа – совета), сбои размера (в третьей строфе удлинение строк). Стихотворение также несколько описательно-упрощённое, без глубоких образов и обобщений. Есть и слегка корявые обороты вроде осколка, спевшего соло, или совета, без которого наши войска не ушли. Звучит приблизительно, нужно додумывать, а это отражается на общем впечатлении. Здесь, в жанре простого высказывания, нужно очень тонко чувствовать грань, когда простота скатывается в примитив или банальность. Простота должна быть точной, ясной, зримой, выпуклой. И держаться на очень хорошей стихотворной конструкции, тогда в ней будет сила.

На последнем месте в этот раз оказалось стихотворение Константина Хегая «Победа, радость и весна» – но это всего лишь конкурс, и надо помнить, что распределение мест достаточно условно. Хотя и справедливость в таком положении вещей тоже просматривается – дело в том, что у автора слишком расшатана форма, а это сразу снижает общий уровень стихотворения. Строчки то и дело выбиваются из размера, рифмы хромают («весна – дела» – это не рифма, если быть честными), шатаются и времена глаголов – например:

И каждый, и каждому дорог тот день,
Тот год, то девятое мая,
Когда долгожданной Победы сирень
Своих ветеранов встречает.

Тут мы наблюдаем полное смешение времён, так что читатель голову сломит. Правильнее было бы сказать, что дорог тот день, когда сирень ветеранов встречала. Или без «когда»:

И каждый, и каждому дорог тот день,
Тот год, то девятое мая,
Где столь долгожданной Победы сирень
Своих ветеранов встречает.

В общем, в любом случае или недоработано, или автору нужно ещё повышать своё мастерство.

А в целом конкурс прошёл на высоком уровне, и я с радостью увидела, насколько все прониклись темой, насколько мы сегодня едины в наших чувствах, мечтах и порывах и насколько интересно и плодотворно работает наша конкурсная площадка.

Огромное всем спасибо, вдохновения вам и доброго лета, и – до новых встреч!

Дорогие друзья!

На прошедшем поэтическом конкурсе «День Победы» было представлено множество талантливых и наполненных глубоким смыслом поэтических работ.  Некоторые произведения были написаны на высоком литературном уровне и обладали глубиной и эмоциональной наполненностью.

Участники конкурса смогли передать любовь и уважение к героям Великой Отечественной войны с помощью стихов. Авторы описывали героические моменты войны, возвращались к нашей истории, вспоминали тех, кто не вернулся с фронта.

Чувствовалась, конечно же, в отдельных работах «плакатность» и даже порой «лозунговость», но спишем данный момент на огромность и величие самой темы и непростые сегодняшние времена.

Были и философские обобщения, и отдельные образные находки, и интересное стилистическое оформление произведений. Не так много, как хотелось бы, но находки были, и это радует. Не забудем, что конкурс тематический, с ключевыми словами и ограничением по срокам, поэтому ожидать, что каждое второе произведение станет шедевром, было бы наивно. В целом же, «средний» литературный уровень представленных стихотворений я бы оценил достаточно высоко.

Как обычно бывает, встречались работы, выполненные весьма добротно, со всеми поэтическими атрибутами, но не занявшие высоких мест по итогам. Это случается с, так называемыми, «неконкурсными» произведениями. Специфика литературных поэтических конкурсов, она существует, незримо присутствует и несомненно влияет на принятие решений членами жюри.

Я не буду отмечать отдельных авторов и отдельные творческие работы, это сделает в своем обзоре Валерия Салтанова, но хочу поздравить всех причастных к тому, чтобы наш конкурс состоялся и стал достойным поэтическим событием!

 

С Днем Победы! Мирного и чистого неба нам всем!

Комментарии

Подписаться
Уведомить о
10 коммент.
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля